Телесные наказания на флоте. Кошка девятихвостая


Телесные наказания на флоте | Ocean-Media.su

Петля, линьки и «кошки о девяти хвостах»…

00-scr_008

Система наказаний за нерадивость или совершенные проступки в парусную эпоху была весьма изощрённой. Например, под рукой у офицера всегда имелась «девятихвостая кошка» – особая плеть с девятью концами, оставлявшая на спине незаживающие рубцы. Существовали довольно сложные формы наказаний – протягивание под килем, подвешивание на мачте… За серьёзные преступления — мятеж, убийство, неподчинение или оказание сопротивления офицеру — ждала петля. Бывало, на реях заходившего в порт парусника висело сразу несколько мертвецов. Ну, а про постоянно пускавшиеся в ход кулаки можно даже не говорить. Рукоприкладство было неотъемлемой частью взаимоотношений внутри экипажа любого парусного судна…

Понятие «палочная дисциплина» применительно к военному флоту парусной эпохи, пожалуй, будет слишком мягким. Ещё в начале XIX века на кораблях всех великих морских держав нижние чины подвергались наказаниям, представлявшим собой «плод самых варварских изобретений человеческого воображения для истязания несчастных» — такое определение дал им в 1861 году автор журнала «Морской сборник». Однако на протяжении нескольких предшествующих веков изощрённые экзекуции матросов на флоте считались нормой.

Наиболее преуспела в этом направлении «владычица морей» Великобритания. Укомплектовать личным составом многочисленный Королевский флот было не так-то просто, и значительную часть экипажей английских кораблей составляли буйные парни, завербованные в портовых кабаках, ночлежках и даже тюрьмах. Если к этому прибавить тяжесть морской службы, тесноту в кубриках, плохое питание, болезни, то становятся понятными раздражительность матросов и их нервные срывы, нередко приводившие к неповиновению, дракам и поножовщине. Офицеры были уверены, что без системы суровых карательных мер сохранять порядок на судне с таким личным составом невозможно. И эти меры применялись с невиданным размахом. А для большего эффекта процесс наказания провинившегося обставлялся как своего рода красочное шоу.

Наиболее распространёнными экзекуциями в британском флоте были протягивание под килем корабля, или килевание (keelhauling), погружение в море (ducking), прогон сквозь строй (running the gauntlet), так называемое «созерцание неба» (skylarking). Ну и, конечно же, упомянутая «девятихвостая кошка» (cat o’nine tails), оставившая о себе недобрую память у многих поколений моряков.

Английская гравюра эпохи Тюдоров также изображает протягивание под килем

Английская гравюра эпохи Тюдоров также изображает протягивание под килем

О протягивании под килем иногда пишут, будто англичане заимствовали его у голландцев в XVII веке. Но в действительности этот ритуал наказания гораздо старше: о нём упоминается в Ганзейском указе XIII века, а на одной из античных ваз есть изображение некого действа, очень похожего на килевание. Суть экзекуции заключалась в том, что под киль судна заводился канат, концы которого крепились к блокам на ноках нижнего рея. Провинившегося привязывали к канату и протягивали под килем от одного борта до другого. Если он не захлебнулся, то ему давали некоторое время отдышаться, а затем «купали» ещё раз, протягивая в обратном направлении. Нередко штрафника вытаскивали из воды окровавленным, так как он сдирал кожу об острые края ракушек, в изобилии покрывавших подводную часть корпуса. Ну, а если канат по какой-либо причине заедал, то приговорённого ждала неминуемая смерть.

Килевание наказанного матроса. Кадр из кинофильма «Botany Bay» (1953 г.)

Килевание наказанного матроса. Кадр из кинофильма «Botany Bay» (1953 г.)

Погружение в море также представляло собой принудительное «купание» провинившегося. Его сажали верхом на бревно, привязывали и крепили к ногам груз. Затем бревно поднимали на блоке к ноку рея, бросали с высоты в воду и затем неторопливо выбирали канат, поднимая штрафника опять к ноку рея. Уместно заметить, что осуществить такое наказание можно было бы куда проще, но сложная процедура с бросанием бревна существенно повышает зрелищность (а, соответственно, и воспитательную роль) экзекуции.

Ещё один кадр из художественного фильма - обладателя Оскара «Mutiny on the Bounty». Одного из членов экипажа «Баунти» подвергают принудительному «купанию». Именно жестокое обращение капитана Блая с командой своего судна стало причиной знаменитого мятежа.

Ещё один кадр из художественного фильма — обладателя Оскара «Mutiny on the Bounty». Одного из членов экипажа «Баунти» подвергают принудительному «купанию». Именно жестокое обращение капитана Блая с командой своего судна стало причиной знаменитого мятежа.

Прогон сквозь строй моряки переняли у своих армейских коллег. Экипаж корабля выстраивался на палубе в два ряда, между которыми пускали раздетого по пояс осуждённого. Впереди и сзади него шли вооружённые саблями унтер-офицеры. Каждому члену экипажа выдавалась плетёная верёвка с узлами, которой он должен был один раз ударить провинившегося. В России аналогичное наказание существовало в армии, только солдаты снабжались не верёвками, а шпицрутенами.

«Созерцание неба» — под столь романтическим названием скрывается наказание, когда проштрафившегося матроса особым способом связывают и подтягивают к верхушке мачты, оставляя висеть там с распростёртыми руками и ногами в течение нескольких часов. У англичан это ещё называется висеть «как орёл с расправленными крыльями» (like a spread eagle).

Наказание провинившейся невольницы на судне-работорговце

Наказание провинившейся невольницы на судне-работорговце

Но самый часто применяемый для наказания и одновременно самый жестокий карательный инструмент — это «девятихвостая кошка» – особая плеть, состоящая из деревянной рукоятки длиной в один фут и девяти ремней или пеньковых верёвок, на концах которых завязывается один-два узла. Порка этой плетью доставалась нижним чинам за любую провинность — за малейшее нарушение дисциплины, за недостаточное рвение при выполнении палубных работ, за игру в запрещённые азартные игры… Известен случай, когда матрос английской канонерки получил 60 ударов «кошкой» за то, что плюнул на палубу.

04-flogging

Наказание «кошкой» на борту судна и на берегу

Наказание «кошкой» на борту судна и на берегу

Порядок исполнения наказания был следующим. Экипаж выстраивался на палубе, а раздетого по пояс провинившегося матроса под конвоем вели к месту порки — обычно к грот-мачте. Командир корабля излагал суть совершённого проступка и оглашал приговор. Ступни жертвы закрепляли на деревянной раме или пайоле, поднятые вверх руки связывали канатом, который затем пропускали через блок. Штрафника растягивали, точно струну, и исполнявший роль палача боцман приступал к бичеванию. Чтобы усилить страдания несчастного, «девятихвостую кошку» вымачивали в солёной воде или моче. Офицеры внимательно следили за процессом порки: если удары казались им недостаточно сильными, боцману грозило аналогичное наказание. Поэтому последний, как правило, старался изо всех сил.

«Девятихвостая кошка» оставляла на спине жертвы рубцы на всю оставшуюся жизнь. Это американское фото сделано в 1863 г.

«Девятихвостая кошка» оставляла на спине жертвы рубцы на всю оставшуюся жизнь. Это американское фото сделано в 1863 г.

Минимальная «порция» составляла десять ударов, но за серьёзные проступки командир мог назначить семьдесят и даже сто. Не все могли вынести такую экзекуцию — спина несчастного превращалась в кровавое месиво, из которого свисали лохмотья кожи. Случаи порки «девятихвостой кошкой» до смертельного исхода были не так уж редки. Поэтому в 1844 году британское Адмиралтейство издала особые правила, запрещающие наносить матросам более 48 ударов.

Недоброй памяти «девятихвостая кошка» - cat o’nine tails. Узлы на концах её хвостов моряки называли «кровавыми» - bloody knots.

Недоброй памяти «девятихвостая кошка» — cat o’nine tails. Узлы на концах её хвостов моряки называли «кровавыми» — bloody knots.

Пресловутая cat o’nine tails отнюдь не канула в небытие. «Кошка» с девятью кожаными хвостами существует и в наши дни - правда, применяется она в несколько иной обстановке…

Пресловутая cat o’nine tails отнюдь не канула в небытие. «Кошка» с девятью кожаными хвостами существует и в наши дни — правда, применяется она в несколько иной обстановке…

К середине XIX века отношение к нижним чинам со стороны командования становится более гуманным. Прекращается, наконец, практика протягивания под килем и погружения в воду — наказания за несущественные проступки смягчаются. В британском флоте начинают применяться такие санкции, как смещение с 1-го класса во 2-й, заключение в карцер, лишение на время отпуска, жалованья или грога, лишение нашивки, данной за хорошее поведение. Любопытно, что помимо лишения ежедневной чарки (no grog) предусматриваются и такие наказания, как разбавление грога водой и запрещение курить табак в продолжение половины времени, определённого для еды. Кроме того, командир корабля может заставить провинившегося матроса в течение половины обеденного времени и также двух часов вечером стоять под надзором часового или выполнять в это время экстренные и грязные работы. Правда, при этом указывается, что «наказания, в штрафных листах определяемые, приостанавливаются по воскресным дням».

Тем не менее, телесные наказания в британском флоте сохранялись и во второй половине XIX века. Вот цифры официальной статистики применения «девятихвостой кошки»:

«В 1854 году общее число наказаний составило 1214; общее число нанесённых ударов 35 479. Высшее наказание было 50 ударов, низшее 1 удар. Всех кораблей было 245, из них на 54 не было вовсе телесных наказаний.

В 1855 году всех наказанных было 1333, общее число нанесённых ударов 42 154; высшее наказание составило 48 ударов, низшее 2 удара. Всех кораблей было 266, из них на 48 не было вовсе телесных наказаний…

В 1858 году исчислено всех телесных наказаний 997, общее число нанесённых ударов 32 420… Высшая мера наказаний 50 ударов, низшая 3 удара».

Согласно циркулярному предписанию от 10 декабря 1859 года, нижние чины 1-го класса в Королевском флоте могут подвергаться телесным наказаниям только по приговору военного суда. Право наказывать нижних чинов 2-го класса у командира остаётся, но оговариваются нарушения, за которые им грозит девятихвостая плеть: «бунт и буйство; побег; неоднократное пьянство; тайный привоз на корабль вина; воровство, неоднократное ослушание; оставление боевого поста; безнравственные поступки».

На рубеже XIX-XX веков во французском флоте практиковалось временное заковывание в прикреплённые к металлическому стержню кандалы

На рубеже XIX-XX веков во французском флоте практиковалось временное заковывание в прикреплённые к металлическому стержню кандалы

В России система наказаний, введённая Петром I, мало отличалась от существовавших в Англии и Голландии. Российский воинский устав также предусматривал самые разнообразные экзекуции — например, хождение по деревянным кольям, битьё батогами, шпицрутенами, клеймение железом, обрезание ушей, отсечение руки или пальцев… На флоте применялось килевание, заковывание в кандалы и, конечно же, порка — только не заморскими «кошками», а отечественными линьками. Совершившего убийство обычно привязывали к трупу своей жертвы и вместе с ней топили в море.

Первой страной, отказавшееся от жестокого обращения с солдатами и матросами, стала Франция: там во время революции 1791 года все виды телесных наказаний были запрещены. В 1830 году такое же решение приняла Бельгия, в 1848-м — Пруссия, Италия и Швейцария, в 1868-м — Австро-Венгрия. Во флоте США порка нижних чинов продолжалась до 1880 года, в Британии — до 1881-го. В этом списке последней значится Российская империя, где телесные наказания были отменены только 30 июня 1904 года. Отныне матросы карались куда более гуманно: сажались под арест, лишались чарки или увольнения, ставились на палубе «под ружьё». Однако официально запрещённый мордобой де-факто ещё долго оставался на флоте — как в нашей стране, так и за рубежом.

В Российском флоте за мелкие провинности нижние чины часто ставились «под ружьё» - как, например, эти четыре матроса линейного корабля «Иоанн Златоуст»

В Российском флоте за мелкие провинности нижние чины часто ставились «под ружьё» — как, например, эти четыре матроса линейного корабля «Иоанн Златоуст»

Система дисциплинарных мер на Востоке заметно отличалась от европейской. Так, в китайском флоте ещё в конце XIX века действовало постановление о наказаниях, принятое полтора столетия назад для сухопутной армии. Любопытно, что в нём телесные наказания предусматривались не только нижним чинам, но и офицерам. Например, в сентябре 1889 года командир канонерской лодки, посадивший свой корабль на камни в реке Мин, был подвергнут ста ударам бамбуковой палкой.

Капитан китайской таможенной джонки. На рубеже XIX-XX веков некоторые правительственные суда Поднебесной империи всё ещё не имели механического двигателя и были вооружены старинными гладкоствольными пушками.

Капитан китайской таможенной джонки. На рубеже XIX-XX веков некоторые правительственные суда Поднебесной империи всё ещё не имели механического двигателя и были вооружены старинными гладкоствольными пушками.

Некоторые статьи китайского кодекса о наказаниях достойны того, чтобы их привести дословно:

«Кто по бою барабана не двинется вперёд или по сигналу юнги своевременно не отступит, тот подлежит обезглавливанию.

Каждый отступивший без команды при встрече с неприятелем, или обнаруживший страх, или поднявший ропот подлежит обезглавливанию.

Виновный в присвоении себе заслуг, совершённых другим, наказывается отсечением головы.

Каждый, уверяющий, что во сне видел чёрта и соблазняющий этим предзнаменованием других, подлежит смертной казни.

Если во время похода заболел солдат, то его немедленно должны освидетельствовать офицеры (в оригинале — ба-цзун или цин-цзун) и принять меры к излечению, в противном случае они подвергаются наказанию втыканием в ухо стрелы; солдату же, притворившемуся больным, отсечь голову.

Виновный в простом поджоге наказывается 40 ударами бамбука. Виновный в поджоге порохового пороха наказывается отсечением головы.

Виновный в притеснении беззащитных и слабых наказывается плетью и протыканием стрелою уха; этому же наказанию подлежат виновные в пьянстве.

Виновный в краже военных и других припасов или порче провиантских мешков наказывается 80 ударами бамбука.

Виновные в потере оружия наказываются ударами бамбука: солдаты 8-10 ударами; унтер-офицеры 40 ударами; офицеры 30 ударами.

Часовой, заснувший на посту, наказывается 80 ударами бамбука».

Вот так: за потерю оружия — восемь ударов палкой, а за приснившегося чёрта — смертная казнь! Как трудно понять европейцу восточную логику и тамошнюю градацию ценностей…

В завершение следует добавить, что в Китае отсечение головы считается позорной смертью, а казнь через повешение — почётной.

По китайскому кодексу за многие провинности следовало отсечение головы

По китайскому кодексу за многие провинности следовало отсечение головы

Статья впервые опубликована в журнале «!OCEAN» №2 за 2011 г.

ocean-media.su

«Девятихвостая кошка». Люди, корабли, океаны. 6000-летняя авантюра мореплавания

«Девятихвостая кошка»

Говоря о наказаниях, которым подвергали матросов на военных и торговых кораблях, в первую очередь следует упомянуть бичевание «девятихвостой кошкой». После двадцати пяти ударов этим средневековым орудием пытки наказуемый не приходил в сознание не менее часа и неделями должен был спать только на животе, пока не заживала исполосованная вздувшимися гноящимися рубцами спина. А ведь это было еще довольно снисходительное наказание!

На английском военном флоте во времена парусников наказание линьками (короткими пеньковыми тросами с узлом на конце) считалось обычным повседневным явлением. Для устрашения порка производилась на палубе в присутствии всей команды.

Наиболее тяжким наказанием считалось наложение цепей, буксировка за кораблем в открытой, захлестываемой волнами шлюпке, высадка на необитаемый остров и «прогулка» по свешенной за борт доске с завязанными глазами и связанными руками.

Старинный документ сообщает, что один моряк, страдавший неумеренной жаждой, был подвешен на рее за то, что продырявил компас, желая выпить заполнявший его спирт.

Много искалеченных человеческих судеб видело море в те времена, когда заботу о душе считали более важной, чем заботу о здоровье телесном. Врач на военных кораблях был явлением редким, зато без священника не обходился ни один корабль, и его должность была штатной. Жестокое обращение с матросами являлось как бы наследием времен галерного рабства, унизительнейшего периода в истории мореплавания. Как известно, военные галеры несли службу в Средиземном море еще в XVIII в. И на французских и на итальянских галерах зачастую к гребным банкам приковывали военнопленных, так же, как поступали со своими пленниками «нехристи» — турки и варварийцы[26].

Большая часть гребной команды состояла из преступников, приговоренных на галеры. Были среди них, как ни трудно себе это представить, и добровольцы — в основном, люди, которые добрую половину своей жизни провели за решетками итальянских или французских баньо. Эти ужасные заведения служили приютом галерным невольникам, когда они не были в море. Многим из тех, кто томился в баньо с десяток лет, по отбытии наказания не удавалось найти на долгожданной свободе куска хлеба, и они вынуждены были снова, уже «добровольно», идти на галеры. Галерным гребцам, как и всем арестантам, полагалась особая форма. В отличие от сухопутных арестантов, они носили не полосатые, а красные холщевые штаны и куртки, и такого же цвета шапки.

Особым спросом пользовались на европейских галерах турки, которые, якобы, были наиболее выносливыми гребцами. Когда военнопленных турок не хватало, гребцов у Порты покупали. В этом случае им в виде особой привилегии разрешалось оставлять на бритой голове прядь волос. Этим они отличались от прикованных к веслам преступников, которых брили наголо.

В свою очередь и турки отправляли на свои галеры бесчисленное количество европейских моряков с захваченных корсарами Порты судов. Крайне редко удавалось родственникам простого матроса добыть необходимую (весьма значительную) сумму для его выкупа.

В 1748 г., когда, казалось, уже окончательно пробил последний час галер, полностью вытесненных парусными военными кораблями, папа римский по традиции все еще держал на своей службе именно такие суда. Папские галеры — вплоть до гребных банок — отличались роскошью отделки и убранства, а галерные рабы из «неверных» в виде особой папской милости получали право… переходить в дни церковных праздников в христианскую веру.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Смотреть фильм «Кошка о девяти хвостах» онлайн в хорошем качестве бесплатно и без регистрации

Девятихвостая Кошка

Великолепное кино. Интересный и напряженный триллер от мастера ужасов. Это всего лишь его вторая работа, но фильм снят просто мастерски. Поражает в первую очередь именно режиссура и визуальная подача всей идеи. Ведь концепция душителя - не столь интересна по сути, но зато подана просто изумительно.

Однозначно, это одна из лучших работ Ардженто. Намного превосходит первую его работу про Хрустальную Птизу, в разы лучше Матери Слез, Двух Злобных Взглядов, Восковой маски. В целом получше чем такие работы как Преисподняя, Дрожь, Подозрение, Травма, Феномен и Кроваво-Красное.

Превосходят данный шедевр только Арджентовские «Игрок» да «Призрак Оперы», снятые с еще более мощным саспенсом и напряжением.

Музыка в фильме отличная, и не только Морриконовская заглавная тема, а именно напряженные мелодии высоких тонов и резкие музыкальные пассажи во время кульминационных моментов фильма. Особо люблю старые фильмы за напряженную жуткую музыку, и именно её здесь довольно много.

Сюжет картины представляет собой типичный триллер. Но учитывая год выхода, можно предположить, что картина как раз-таки диктует - каким должен быть настоящий триллер. В отличие от «джало» здесь упор поставлен именно на расследовании убийств, а не на их зрелищность и ужасе. Однако страшного в фильме действительно много. Не хватает более обильного количества планов от лица убийцы, как в «Травме», например. Не хватает зрелищности убийств, как в «Призраке Оперы», однако в «Кошке» сцена с поездом - ну просто великолепна! Самый зрелищный и жуткий момент фильма, самый яркий и зрелищный. Прекрасно снято, прекрасный ход сценария, прекрасно обыграно.

Фильм поражает обилием ярких раскрытых полностью персонажей и их характеров. Несмотря на то, что большинство персонажей вызывают негативные чувства, антипатию и порицания, все они максимально ярки и их характеры прекрасно раскрыты в повествовании картины и в их поступках.

Очень интересные повороты сценария, шокирующие элементы заставляют думать над фильмом, решать головоломку. Не просто угадывать, кто убийца, а раскрывать преступления, искать причину. Которую угадать тут еще вполне возможно, если грамотно анализировать сюжет, а вот убийцу - ну практически нет.

Хотя сам персонаж убийцы впечатлил менее остальных, но лишь за счет актера. Его телосложение как-то во все сцены драк и во все убийства не очень укладывается. Инымы словами, это хилый растяпа смотрится довольно нелепо. И даже когда он берет нож и желает убить маленькую связанную девочку - в этом чувствуется его слабость. Убить невинного беспомощного связанного ребенка - только вот подобный дегенерат и ублюдок способен на такие вещи. Видимо прообраз Гильермо Дель Торо. Актёр то в целом сыграл хорошо и персонаж яркий, но когда идут драки с журналистом, смотрится немного фальшиво. Несмотря на то, что журналист тоже далеко не качок, но сопляка этого он мог уделать одной левой, или хотя бы вырубить в нокаут. Почему не сделал? Да просто если бы так было - финал был бы глуповатый. А так получилось растянуто и более зрелищно.

К финалу есть несколько недочетов, конечно, но видимо из-за нехватки бюджета или времени (у фильма итак очень длинный хронометраж). В принципе то понятно - история закончена, но еще минут 5 стоило добавить. Пару философских фраз на тему убийцы и его причин, и как вообще все детективы, группа захвата и прочие участники всего этого покидают крышу здания и уходят со словами «наконец-то все это закончилось», как в той же «Травме» или «Феномене», например. Как-то не хватает самой атмосферы конца. Но, впрочем, это не так плохо сказывается на фильме, который идет почти 2 часа.

Кстати, не смотря на хронометраж и древность фильма, в нем нет скучных моментов совсем. Диалоги очень интересные, приятно слушать. В общении так же много чего раскрывается. Многие сцены просто сами по себе хороши в плане режиссуры или атмосферы происходящего. Либо постоянные интересные повороты сюжета, просто не дают времени оторваться на какие-то дела. Фильм погружает, причем погружает реально. Если «Дрожь», «Хрустальные Крылья», «Мать Слёз» имеют довольно скучные сцены, которые хочется промотать, то «Кошка» все свои два часа показывает очень интересное повествование истории маньяка.

Развязка истории действительно поражает и очень символична, красива, интересна. Ну и само наличие в картине хэппи-энда тоже вполне уместно, как и в большинстве работ Ардженто.

Лично для меня - этот фильм на почётном третьем месте из всех работ Ардженто. Больше чем он, меня восхитил лишь «Игрок» и поразил «Призрак Оперы». Остальные работы мастера явно уступают «Девятихвостой Кошке» и по саспенсу, и по обилию ярких персонажей. Но превосходят по музыке (Феномен, Дрожь) или по визуальному ряду (Кроваво-красное, Травма). Еще жаль, что в картине нет Асии Ардженто, когда она снимается в фильмах отца - она играет гениально. А когда попадает к какому-нибудь Ромеро (фу-фу-фу) или в «Три Икса» - её игра как-то уже не чувствуется в полном профессионализме. Хороша она ещё в работах Бава и Саови, хотя играет там только в детские годы.

Минусом фильма определенно является бюджет. Больше «мяса и крови» тут бы явно не помешало. Хотелось бы качественный ремейк от самого Ардженто. Он как-то собирался переснять первые две части «трилогии трёх матерей», но после провала «Матери Слез» видимо передумал. А ведь именно из «Девятихвостой Кошки» мог нынче получится просто шикарный остросюжетный триллер.

«Кошка» Ардженто является, на мой взгляд, вообще одним из лучших классических триллеров, на такие фильмы нужно равняться, и очень хорошо, что на них равняются. Это классика. Это шедевр. Это великолепная напряженная картина, полная жутких моментом и саспенса, смотрящаяся на одном дыхании.

10 из 10

JasonVoorhees

Фильм снабжён прекрасным набором необходимых составляющих для увлекательной детективной истории. Здесь по всей протяжённости хронометража наблюдается великолепная работа оператора, словно при помощи построения кадров, производится очередной немой намёк (конечно, ложный среди явственных) на тайную личность убийцы. Режиссёр картины Дарио Ардженто (Dario Argento) извечно оснащает повествование тревожными вспышками крупного плана зрачка маньяка. Порой мы видим происходящее из самых его глаз, таясь в закоулках, ведя слежку, избирая фатальный выпад, тем самым, ощущая весь спектр незащищённости жизни предполагаемой жертвы, да и банальной близости со смертью. Ведь столь наглядная демонстрация опасной забавы в кошки-мышки, предполагает зрительский дискомфорт лицезрения свободы перемещения загадочного душегуба рядом с неподозревающим подвоха человеком. Умение выстраивать из клиповых нарезок цельное полотно - ещё одна заслуга визуального мастерства, обставляющего остросюжетный джалло не столь яркой кровью, сколько игрой в цвета и продуманные изящные мизансцены в обводке музыкальной партии композитора Эннио Морриконе (Ennio Morricone).

Этот фильм является одним из ранних творений Висконти насилия, посему в нём занижен эффект кровожадного буйства в сравнении с последующими лентами. Однако баланс неразрывного сочетания планомерных хирургически тонко выверенных разнообразных убийств (от тривиального «обязательного» лезвия ножа до находчивого впрыснутого яда в пакеты с молоком) и не меньшего режиссёрского смакования самой запутанной детективной базы, вышел гармоничным, где одно не оттеняет другое. Лично моя зрительская эстетика по отношению к Ардженто никогда не требовала в его джалло перебора с засильем изуверств, более предпочитая завораживающий обдуманный сюжетный стержень, посему результат весьма и весьма приятен.

А обдумывать как раз найдётся немало чего. Во-первых, в наилучших традициях своего кинематографического направления, пред нами пара героев: цепкий журналист и тоже журналист, но бывший (на самом деле, таких не бывает, ведь это в крови сидит), который потерял зрение, но не утратил хватку разгадывать всевозможные ребусы и загадки, отыскивая разные пути к истинному ответу. Тандем получился крайне любопытным. Во-вторых, подозреваемых более чем, как и зацепок - аж целых девять, что делает отсылку к названию картины, ведь чтоб добраться до самой кошки, нужно дёрнуть за доподлинно верный хвост, обойдя ошибочные, коих почти с дюжину. В-третьих, детективный фундамент зиждется на научной основе, рассказывая об исследованиях в генной инженерии, раскрывая знания о так называемом наборе «дурных ген», когда взяв анализ, становится возможным заранее вычислить, склонен ли индивид к насилию или нет? Сюжетно взрытый вопрос актуален и по сей день, так как наука всегда боролась за выявление точного систематизированного показателя в маньяках и убийцах - что их делает такими, выбивая из адекватного поведения в обществе. И кино исследует эту тему: обстоятельства с амбициями или только определённый генный набор Х и Y хромосом виной всему? Однозначного режиссёрского ответа получить не удастся, однако, места для самоличной трактовки более чем, поэтому произведение не назвать лишь сугубо развлекательной зарядкой для сидящего детектива в зрителе.

Имея на руках подобную базу, Ардженто запечатлел на плёнке нестареющее джалло, полное интригующих поворотов, переходящих подозрений от персонажей к персонажам (особо ему удаётся хитро спекулировать с кадрами глаз, показывая их частенько у каждого, наравне со зрачком убийцы), имеющее немалый хронометраж, но не провисающее от начала до финала с сохранённым ритмом, и с научной многогранной подоплёкой.

8 из 10

MidnightMen1987

www.tvcok.ru

Кошка о девяти хвостах (1970) смотреть онлайн бесплатно

JasonVoorhees

Девятихвостая Кошка

Великолепное кино. Интересный и напряженный триллер от мастера ужасов. Это всего лишь его вторая работа, но фильм снят просто мастерски. Поражает в первую очередь именно режиссура и визуальная подача всей идеи. Ведь концепция душителя — не столь интересна по сути, но зато подана просто изумительно.

Однозначно, это одна из лучших работ Ардженто. Намного превосходит первую его работу про Хрустальную Птизу, в разы лучше Матери Слез, Двух Злобных Взглядов, Восковой маски. В целом получше чем такие работы как Преисподняя, Дрожь, Подозрение, Травма, Феномен и Кроваво-Красное.

Превосходят данный шедевр только Арджентовские «Игрок» да «Призрак Оперы», снятые с еще более мощным саспенсом и напряжением.

Музыка в фильме отличная, и не только Морриконовская заглавная тема, а именно напряженные мелодии высоких тонов и резкие музыкальные пассажи во время кульминационных моментов фильма. Особо люблю старые фильмы за напряженную жуткую музыку, и именно её здесь довольно много.

Сюжет картины представляет собой типичный триллер. Но учитывая год выхода, можно предположить, что картина как раз-таки диктует — каким должен быть настоящий триллер. В отличие от «джало» здесь упор поставлен именно на расследовании убийств, а не на их зрелищность и ужасе. Однако страшного в фильме действительно много. Не хватает более обильного количества планов от лица убийцы, как в «Травме», например. Не хватает зрелищности убийств, как в «Призраке Оперы», однако в «Кошке» сцена с поездом — ну просто великолепна! Самый зрелищный и жуткий момент фильма, самый яркий и зрелищный. Прекрасно снято, прекрасный ход сценария, прекрасно обыграно.

Фильм поражает обилием ярких раскрытых полностью персонажей и их характеров. Несмотря на то, что большинство персонажей вызывают негативные чувства, антипатию и порицания, все они максимально ярки и их характеры прекрасно раскрыты в повествовании картины и в их поступках.

Очень интересные повороты сценария, шокирующие элементы заставляют думать над фильмом, решать головоломку. Не просто угадывать, кто убийца, а раскрывать преступления, искать причину. Которую угадать тут еще вполне возможно, если грамотно анализировать сюжет, а вот убийцу — ну практически нет.

Хотя сам персонаж убийцы впечатлил менее остальных, но лишь за счет актера. Его телосложение как-то во все сцены драк и во все убийства не очень укладывается. Инымы словами, это хилый растяпа смотрится довольно нелепо. И даже когда он берет нож и желает убить маленькую связанную девочку — в этом чувствуется его слабость. Убить невинного беспомощного связанного ребенка — только вот подобный дегенерат и ублюдок способен на такие вещи. Видимо прообраз Гильермо Дель Торо. Актёр то в целом сыграл хорошо и персонаж яркий, но когда идут драки с журналистом, смотрится немного фальшиво. Несмотря на то, что журналист тоже далеко не качок, но сопляка этого он мог уделать одной левой, или хотя бы вырубить в нокаут. Почему не сделал? Да просто если бы так было — финал был бы глуповатый. А так получилось растянуто и более зрелищно.

К финалу есть несколько недочетов, конечно, но видимо из-за нехватки бюджета или времени (у фильма итак очень длинный хронометраж). В принципе то понятно — история закончена, но еще минут 5 стоило добавить. Пару философских фраз на тему убийцы и его причин, и как вообще все детективы, группа захвата и прочие участники всего этого покидают крышу здания и уходят со словами «наконец-то все это закончилось», как в той же «Травме» или «Феномене», например. Как-то не хватает самой атмосферы конца. Но, впрочем, это не так плохо сказывается на фильме, который идет почти 2 часа.

Кстати, не смотря на хронометраж и древность фильма, в нем нет скучных моментов совсем. Диалоги очень интересные, приятно слушать. В общении так же много чего раскрывается. Многие сцены просто сами по себе хороши в плане режиссуры или атмосферы происходящего. Либо постоянные интересные повороты сюжета, просто не дают времени оторваться на какие-то дела. Фильм погружает, причем погружает реально. Если «Дрожь», «Хрустальные Крылья», «Мать Слёз» имеют довольно скучные сцены, которые хочется промотать, то «Кошка» все свои два часа показывает очень интересное повествование истории маньяка.

Развязка истории действительно поражает и очень символична, красива, интересна. Ну и само наличие в картине хэппи-энда тоже вполне уместно, как и в большинстве работ Ардженто.

Лично для меня — этот фильм на почётном третьем месте из всех работ Ардженто. Больше чем он, меня восхитил лишь «Игрок» и поразил «Призрак Оперы». Остальные работы мастера явно уступают «Девятихвостой Кошке» и по саспенсу, и по обилию ярких персонажей. Но превосходят по музыке (Феномен, Дрожь) или по визуальному ряду (Кроваво-красное, Травма). Еще жаль, что в картине нет Асии Ардженто, когда она снимается в фильмах отца — она играет гениально. А когда попадает к какому-нибудь Ромеро (фу-фу-фу) или в «Три Икса» — её игра как-то уже не чувствуется в полном профессионализме. Хороша она ещё в работах Бава и Саови, хотя играет там только в детские годы.

Минусом фильма определенно является бюджет. Больше «мяса и крови» тут бы явно не помешало. Хотелось бы качественный ремейк от самого Ардженто. Он как-то собирался переснять первые две части «трилогии трёх матерей», но после провала «Матери Слез» видимо передумал. А ведь именно из «Девятихвостой Кошки» мог нынче получится просто шикарный остросюжетный триллер.

«Кошка» Ардженто является, на мой взгляд, вообще одним из лучших классических триллеров, на такие фильмы нужно равняться, и очень хорошо, что на них равняются. Это классика. Это шедевр. Это великолепная напряженная картина, полная жутких моментом и саспенса, смотрящаяся на одном дыхании.

10 из 10

7 июня 2008 | 04:01
imInnersten

XYY

В одном институте, занимающимся различными исследованиями, происходит загадочное пришествие — кто-то туда пробрался, убил охранника, но сотрудники утверждают, что ничего не пропало. Буквально через день сотрудника этого же института толкают под поезд. Вокруг понимают, что творится что-то неладное, так как после происходит еще цепочка убийств, так или иначе относящаяся к первому. За расследование берутся репортер и слепой отставной журналист-пенсионер.

Стоит разобраться с названием, отчего вдруг именно «Кошка о девяти хвостах»? Первоначально я подумала, что раз этот институт занимается биологическими и генетическими исследованиями, то наверно там делают разных страшных мутантов, и какой-нибудь из оных весь фильм и будет всех крошить. Однако, причина намного более прозаична и элегантна — 9 хвостов это 9 ниточек к распутыванию преступления. Выбор правильного «хвоста» ведет к решению загадки.

На деле же мы имеем отличный детективный триллер, с упором на слово детективный. Личность убийцы не раскрывается до самой последней минуты фильма, интрига замечательная. Конечно же, можно догадаться, но вряд ли будешь уверен в своей догадке до конца, тут уж смотришь уже из любопытства и вечного вопроса «А кто же убийца и каковы его мотивы?». Зритель не останется неудовлетворенным, в самом конце откроют все карты, хотя концовка смотрится немного скомканной.

Просто прекрасна операторская работа, сцены от первого лица очень понравились. А погоня на автомобилях! Ух, весьма захватывающе. А кладбище! Красивейшее кладбище. Склеп на склепе и склепом погоняет. Отличные диалоги, атмосфера местами провисает, но в ключевые моменты фильма замечательна, давит изо всех сил. Честно сказать, сначала фильмом я не увлеклась, но где-то на 40 минуте меня захватило, и все остальное время от экрана трудно было оторваться. Много переплетений других историй, скорее для того, чтобы запутать и зрителя, и персонажей, но смотрится крайне интересно. Стоит отметить и музыку, великолепно соответствует моменту и нагнетает атмосферу. Также присутствует немного юмора, что тоже очень мило.

Это скорее больше детектив, и детектив замечательный, нежели триллер. Ужасами там вообще не пахнет, но скорее их там и не надо. Фильм довольно сильный, хорошо раскрыты и сыграны персонажи, и особо фальшивой игры как-то не заметила. Вообще, очень приятная картина, любителям детективов посвящается.

7,5 из 10

Жил был любитель шарад, который вместе с журналистом очень хотел узнать, почему некоторые люди умерли…

21 мая 2010 | 23:10
Micki

Убийца из «НИИ»

Если судить по названию фильма и по имени режиссера, то это должен быть фильм ужасов или мистика. Но, на самом деле, перед нами детектив с элементами триллера.

Завязка сюжета такова: в институте, занимающимся секретным исследованием в области генетики, ночью убит охранник, но ничего не похищено. На следующий день, сотрудник института погибает под колесами поезда. Расследование начинает Франко Арно, бывший журналист, а ныне слепой пенсионер, который очень любит решать шарады, и подключает к нему молодого газетного репортера Карло Джордани.

Как детективу, фильму явно не хватает, проработки личности «следователей», нет «авторских» методик следствия — все они довольно типичны.

Положительным моментом фильма является хорошая задумка о мотиве преступлений, уже несколько поднадоели сексуальные маньяки или психи, одержимые какой-либо идеей. Все-таки Ардженто скрасил этот фильм своими фирменными примочками: довольно реалистично он снимает сцены удушения (слюна с кровью), натурален вид покойника в склепе, который только-только начал разлагаться.

Несколько раз за время фильма менял мнение, кто убийца. Развязка неожиданная, хотя и скомканная.

Вообще, как классический детектив, немного слабовато. И до классики ужасов Ардженто недотягивает, зато есть идея, которой обычно нет в поздних фильмах режиссера.

7 из 10

20 июля 2009 | 14:53
MidnightMen1987

Фильм снабжён прекрасным набором необходимых составляющих для увлекательной детективной истории. Здесь по всей протяжённости хронометража наблюдается великолепная работа оператора, словно при помощи построения кадров, производится очередной немой намёк (конечно, ложный среди явственных) на тайную личность убийцы. Режиссёр картины Дарио Ардженто (Dario Argento) извечно оснащает повествование тревожными вспышками крупного плана зрачка маньяка. Порой мы видим происходящее из самых его глаз, таясь в закоулках, ведя слежку, избирая фатальный выпад, тем самым, ощущая весь спектр незащищённости жизни предполагаемой жертвы, да и банальной близости со смертью. Ведь столь наглядная демонстрация опасной забавы в кошки-мышки, предполагает зрительский дискомфорт лицезрения свободы перемещения загадочного душегуба рядом с неподозревающим подвоха человеком. Умение выстраивать из клиповых нарезок цельное полотно — ещё одна заслуга визуального мастерства, обставляющего остросюжетный джалло не столь яркой кровью, сколько игрой в цвета и продуманные изящные мизансцены в обводке музыкальной партии композитора Эннио Морриконе (Ennio Morricone).

Этот фильм является одним из ранних творений Висконти насилия, посему в нём занижен эффект кровожадного буйства в сравнении с последующими лентами. Однако баланс неразрывного сочетания планомерных хирургически тонко выверенных разнообразных убийств (от тривиального «обязательного» лезвия ножа до находчивого впрыснутого яда в пакеты с молоком) и не меньшего режиссёрского смакования самой запутанной детективной базы, вышел гармоничным, где одно не оттеняет другое. Лично моя зрительская эстетика по отношению к Ардженто никогда не требовала в его джалло перебора с засильем изуверств, более предпочитая завораживающий обдуманный сюжетный стержень, посему результат весьма и весьма приятен.

А обдумывать как раз найдётся немало чего. Во-первых, в наилучших традициях своего кинематографического направления, пред нами пара героев: цепкий журналист и тоже журналист, но бывший (на самом деле, таких не бывает, ведь это в крови сидит), который потерял зрение, но не утратил хватку разгадывать всевозможные ребусы и загадки, отыскивая разные пути к истинному ответу. Тандем получился крайне любопытным. Во-вторых, подозреваемых более чем, как и зацепок — аж целых девять, что делает отсылку к названию картины, ведь чтоб добраться до самой кошки, нужно дёрнуть за доподлинно верный хвост, обойдя ошибочные, коих почти с дюжину. В-третьих, детективный фундамент зиждется на научной основе, рассказывая об исследованиях в генной инженерии, раскрывая знания о так называемом наборе «дурных ген», когда взяв анализ, становится возможным заранее вычислить, склонен ли индивид к насилию или нет? Сюжетно взрытый вопрос актуален и по сей день, так как наука всегда боролась за выявление точного систематизированного показателя в маньяках и убийцах — что их делает такими, выбивая из адекватного поведения в обществе. И кино исследует эту тему: обстоятельства с амбициями или только определённый генный набор Х и Y хромосом виной всему? Однозначного режиссёрского ответа получить не удастся, однако, места для самоличной трактовки более чем, поэтому произведение не назвать лишь сугубо развлекательной зарядкой для сидящего детектива в зрителе.

Имея на руках подобную базу, Ардженто запечатлел на плёнке нестареющее джалло, полное интригующих поворотов, переходящих подозрений от персонажей к персонажам (особо ему удаётся хитро спекулировать с кадрами глаз, показывая их частенько у каждого, наравне со зрачком убийцы), имеющее немалый хронометраж, но не провисающее от начала до финала с сохранённым ритмом, и с научной многогранной подоплёкой.

8 из 10

3 ноября 2012 | 12:55
Review_of_Horrors

«Выкидыш»

Дарио Ардженто, сын итальянского продюсера, вскружил головы своей первой режиссерской работой «Птица с хрустальным оперением» в 1970. «Птица» удостоилась похвалы критиков и даже возглавляла американский бокс офис в течение недели. Ардженто стал весьма популярен, об этом даже говорит то, что к нему на съемки, после успешного и оскароносного «Паттона» (7 статуэток), приехал Карл Молден. Мне кажется именно факторы популярности и массовое ожидание его следующей картины, породили такой неоднозначный фильм…

Я не говорю что фильм «Кошка о девяти хвостах» плох, но по моему мнению он весьма сыроват. «Кошка о девяти хвостах» среди фильмов 71-го года стоит особняком, тут не поспоришь. Ну в сравнении с предыдущей «Птицей» думаю не стоял и рядом.

К игре Карла Молдена и Джеймса Францискуса нет никаких претензий, но есть к их персонажам. Их мотивы мутные и запутаны. Отношения Джордано и Анны не имеют смысла, так же как и ее гонка от полиции.

Убийца: Тут в отличие от «Птицы с хрустальным оперением» убийца не будет всегда на глазах и не будет исходным звеном расследования. И скорее всего твои: «Воу! Он убийца? Неожиданно!» из уст не вырвутся.

Расследование: В «Птице с хрустальным оперением» писатель Сэм Далмас и КО методом изнурительного расследования почти доходят до сути. Тут же «любитель головоломок» и репортер к концу повествования, ни на дюйм ни приблизились к разгадке. А виновен в поимке убийцы слепой случай.

Музыка: Эннио Морриконе перекочевал из первой части трилогии, во вторую. Саундтрек Морриконе снова опирается на серийной технике, но еще темнее и сдержаннее, чем его музыка в «Птице с хрустальным оперением». Саундтрек играет ключевую роль в повышении эмоциональности, не будучи настойчивым или навязчивым.

Итого. Это относительно хороший триллер. Но повторюсь, в сравнении с с предыдущей работой Ардженто и рядом не стоит. Ардженто много уделил атмосфере, в разрез сценарию. Некий такой режиссерский выкидыш.

5 из 10

21 августа 2016 | 17:31

kino-baza.net

Телесные наказания на флоте - Мастерок.жж.рф

Система наказаний за нерадивость или совершенные проступки в парусную эпоху была весьма изощрённой. Например, под рукой у офицера всегда имелась «девятихвостая кошка» – особая плеть с девятью концами, оставлявшая на спине незаживающие рубцы. Существовали довольно сложные формы наказаний – протягивание под килем, подвешивание на мачте… За серьёзные преступления — мятеж, убийство, неподчинение или оказание сопротивления офицеру — ждала петля. Бывало, на реях заходившего в порт парусника висело сразу несколько мертвецов. Ну, а про постоянно пускавшиеся в ход кулаки можно даже не говорить.

Рукоприкладство было неотъемлемой частью взаимоотношений внутри экипажа любого парусного судна…

Понятие «палочная дисциплина» применительно к военному флоту парусной эпохи, пожалуй, будет слишком мягким. Ещё в начале XIX века на кораблях всех великих морских держав нижние чины подвергались наказаниям, представлявшим собой «плод самых варварских изобретений человеческого воображения для истязания несчастных» — такое определение дал им в 1861 году автор журнала «Морской сборник». Однако на протяжении нескольких предшествующих веков изощрённые экзекуции матросов на флоте считались нормой.

Наиболее преуспела в этом направлении «владычица морей» Великобритания. Укомплектовать личным составом многочисленный Королевский флот было не так-то просто, и значительную часть экипажей английских кораблей составляли буйные парни, завербованные в портовых кабаках, ночлежках и даже тюрьмах. Если к этому прибавить тяжесть морской службы, тесноту в кубриках, плохое питание, болезни, то становятся понятными раздражительность матросов и их нервные срывы, нередко приводившие к неповиновению, дракам и поножовщине. Офицеры были уверены, что без системы суровых карательных мер сохранять порядок на судне с таким личным составом невозможно. И эти меры применялись с невиданным размахом. А для большего эффекта процесс наказания провинившегося обставлялся как своего рода красочное шоу.

Наиболее распространёнными экзекуциями в британском флоте были протягивание под килем корабля, или килевание (keelhauling), погружение в море (ducking), прогон сквозь строй (running the gauntlet), так называемое «созерцание неба» (skylarking). Ну и, конечно же, упомянутая «девятихвостая кошка» (cat o’nine tails), оставившая о себе недобрую память у многих поколений моряков.

Английская гравюра эпохи Тюдоров изображает протягивание под килем

О протягивании под килем иногда пишут, будто англичане заимствовали его у голландцев в XVII веке. Но в действительности этот ритуал наказания гораздо старше: о нём упоминается в Ганзейском указе XIII века, а на одной из античных ваз есть изображение некого действа, очень похожего на килевание. Суть экзекуции заключалась в том, что под киль судна заводился канат, концы которого крепились к блокам на ноках нижнего рея. Провинившегося привязывали к канату и протягивали под килем от одного борта до другого. Если он не захлебнулся, то ему давали некоторое время отдышаться, а затем «купали» ещё раз, протягивая в обратном направлении. Нередко штрафника вытаскивали из воды окровавленным, так как он сдирал кожу об острые края ракушек, в изобилии покрывавших подводную часть корпуса. Ну, а если канат по какой-либо причине заедал, то приговорённого ждала неминуемая смерть.

Килевание наказанного матроса. Кадр из кинофильма «Botany Bay» (1953 г.)

Погружение в море также представляло собой принудительное «купание» провинившегося. Его сажали верхом на бревно, привязывали и крепили к ногам груз. Затем бревно поднимали на блоке к ноку рея, бросали с высоты в воду и затем неторопливо выбирали канат, поднимая штрафника опять к ноку рея. Уместно заметить, что осуществить такое наказание можно было бы куда проще, но сложная процедура с бросанием бревна существенно повышает зрелищность (а, соответственно, и воспитательную роль) экзекуции.

Ещё один кадр из художественного фильма — обладателя Оскара «Mutiny on the Bounty». Одного из членов экипажа «Баунти» подвергают принудительному «купанию». Именно жестокое обращение капитана Блая с командой своего судна стало причиной знаменитого мятежа.

Прогон сквозь строй моряки переняли у своих армейских коллег. Экипаж корабля выстраивался на палубе в два ряда, между которыми пускали раздетого по пояс осуждённого. Впереди и сзади него шли вооружённые саблями унтер-офицеры. Каждому члену экипажа выдавалась плетёная верёвка с узлами, которой он должен был один раз ударить провинившегося. В России аналогичное наказание существовало в армии, только солдаты снабжались не верёвками, а шпицрутенами.

«Созерцание неба» — под столь романтическим названием скрывается наказание, когда проштрафившегося матроса особым способом связывают и подтягивают к верхушке мачты, оставляя висеть там с распростёртыми руками и ногами в течение нескольких часов. У англичан это ещё называется висеть «как орёл с расправленными крыльями» (like a spread eagle).

Наказание провинившейся невольницы на судне-работорговце

Но самый часто применяемый для наказания и одновременно самый жестокий карательный инструмент — это «девятихвостая кошка» – особая плеть, состоящая из деревянной рукоятки длиной в один фут и девяти ремней или пеньковых верёвок, на концах которых завязывается один-два узла. Порка этой плетью доставалась нижним чинам за любую провинность — за малейшее нарушение дисциплины, за недостаточное рвение при выполнении палубных работ, за игру в запрещённые азартные игры… Известен случай, когда матрос английской канонерки получил 60 ударов «кошкой» за то, что плюнул на палубу.

Наказание «кошкой» на борту судна и на берегу

Порядок исполнения наказания был следующим. Экипаж выстраивался на палубе, а раздетого по пояс провинившегося матроса под конвоем вели к месту порки — обычно к грот-мачте. Командир корабля излагал суть совершённого проступка и оглашал приговор. Ступни жертвы закрепляли на деревянной раме или пайоле, поднятые вверх руки связывали канатом, который затем пропускали через блок. Штрафника растягивали, точно струну, и исполнявший роль палача боцман приступал к бичеванию. Чтобы усилить страдания несчастного, «девятихвостую кошку» вымачивали в солёной воде или моче. Офицеры внимательно следили за процессом порки: если удары казались им недостаточно сильными, боцману грозило аналогичное наказание. Поэтому последний, как правило, старался изо всех сил.

«Девятихвостая кошка» оставляла на спине жертвы рубцы на всю оставшуюся жизнь. Это американское фото сделано в 1863 г.

Минимальная «порция» составляла десять ударов, но за серьёзные проступки командир мог назначить семьдесят и даже сто. Не все могли вынести такую экзекуцию — спина несчастного превращалась в кровавое месиво, из которого свисали лохмотья кожи. Случаи порки «девятихвостой кошкой» до смертельного исхода были не так уж редки. Поэтому в 1844 году британское Адмиралтейство издала особые правила, запрещающие наносить матросам более 48 ударов.

Недоброй памяти «девятихвостая кошка» — cat o’nine tails. Узлы на концах её хвостов моряки называли «кровавыми» — bloody knots.

Пресловутая cat o’nine tails отнюдь не канула в небытие. «Кошка» с девятью кожаными хвостами существует и в наши дни — правда, применяется она в несколько иной обстановке…

К середине XIX века отношение к нижним чинам со стороны командования становится более гуманным. Прекращается, наконец, практика протягивания под килем и погружения в воду — наказания за несущественные проступки смягчаются. В британском флоте начинают применяться такие санкции, как смещение с 1-го класса во 2-й, заключение в карцер, лишение на время отпуска, жалованья или грога, лишение нашивки, данной за хорошее поведение. Любопытно, что помимо лишения ежедневной чарки (no grog) предусматриваются и такие наказания, как разбавление грога водой и запрещение курить табак в продолжение половины времени, определённого для еды. Кроме того, командир корабля может заставить провинившегося матроса в течение половины обеденного времени и также двух часов вечером стоять под надзором часового или выполнять в это время экстренные и грязные работы. Правда, при этом указывается, что «наказания, в штрафных листах определяемые, приостанавливаются по воскресным дням».

Тем не менее, телесные наказания в британском флоте сохранялись и во второй половине XIX века. Вот цифры официальной статистики применения «девятихвостой кошки»:

«В 1854 году общее число наказаний составило 1214; общее число нанесённых ударов 35 479. Высшее наказание было 50 ударов, низшее 1 удар. Всех кораблей было 245, из них на 54 не было вовсе телесных наказаний.

В 1855 году всех наказанных было 1333, общее число нанесённых ударов 42 154; высшее наказание составило 48 ударов, низшее 2 удара. Всех кораблей было 266, из них на 48 не было вовсе телесных наказаний…

В 1858 году исчислено всех телесных наказаний 997, общее число нанесённых ударов 32 420… Высшая мера наказаний 50 ударов, низшая 3 удара».

Согласно циркулярному предписанию от 10 декабря 1859 года, нижние чины 1-го класса в Королевском флоте могут подвергаться телесным наказаниям только по приговору военного суда. Право наказывать нижних чинов 2-го класса у командира остаётся, но оговариваются нарушения, за которые им грозит девятихвостая плеть: «бунт и буйство; побег; неоднократное пьянство; тайный привоз на корабль вина; воровство, неоднократное ослушание; оставление боевого поста; безнравственные поступки».

На рубеже XIX-XX веков во французском флоте практиковалось временное заковывание в прикреплённые к металлическому стержню кандалы

В России система наказаний, введённая Петром I, мало отличалась от существовавших в Англии и Голландии. Российский воинский устав также предусматривал самые разнообразные экзекуции — например, хождение по деревянным кольям, битьё батогами, шпицрутенами, клеймение железом, обрезание ушей, отсечение руки или пальцев… На флоте применялось килевание, заковывание в кандалы и, конечно же, порка — только не заморскими «кошками», а отечественными линьками. Совершившего убийство обычно привязывали к трупу своей жертвы и вместе с ней топили в море.

Первой страной, отказавшееся от жестокого обращения с солдатами и матросами, стала Франция: там во время революции 1791 года все виды телесных наказаний были запрещены. В 1830 году такое же решение приняла Бельгия, в 1848-м — Пруссия, Италия и Швейцария, в 1868-м — Австро-Венгрия. Во флоте США порка нижних чинов продолжалась до 1880 года, в Британии — до 1881-го. В этом списке последней значится Российская империя, где телесные наказания были отменены только 30 июня 1904 года. Отныне матросы карались куда более гуманно: сажались под арест, лишались чарки или увольнения, ставились на палубе «под ружьё». Однако официально запрещённый мордобой де-факто ещё долго оставался на флоте — как в нашей стране, так и за рубежом.

В Российском флоте за мелкие провинности нижние чины часто ставились «под ружьё» — как, например, эти четыре матроса линейного корабля «Иоанн Златоуст»

Система дисциплинарных мер на Востоке заметно отличалась от европейской. Так, в китайском флоте ещё в конце XIX века действовало постановление о наказаниях, принятое полтора столетия назад для сухопутной армии. Любопытно, что в нём телесные наказания предусматривались не только нижним чинам, но и офицерам. Например, в сентябре 1889 года командир канонерской лодки, посадивший свой корабль на камни в реке Мин, был подвергнут ста ударам бамбуковой палкой.

Капитан китайской таможенной джонки. На рубеже XIX-XX веков некоторые правительственные суда Поднебесной империи всё ещё не имели механического двигателя и были вооружены старинными гладкоствольными пушками.

Некоторые статьи китайского кодекса о наказаниях достойны того, чтобы их привести дословно:

«Кто по бою барабана не двинется вперёд или по сигналу юнги своевременно не отступит, тот подлежит обезглавливанию.

Каждый отступивший без команды при встрече с неприятелем, или обнаруживший страх, или поднявший ропот подлежит обезглавливанию.

Виновный в присвоении себе заслуг, совершённых другим, наказывается отсечением головы.

Каждый, уверяющий, что во сне видел чёрта и соблазняющий этим предзнаменованием других, подлежит смертной казни.

Если во время похода заболел солдат, то его немедленно должны освидетельствовать офицеры (в оригинале — ба-цзун или цин-цзун) и принять меры к излечению, в противном случае они подвергаются наказанию втыканием в ухо стрелы; солдату же, притворившемуся больным, отсечь голову.

Виновный в простом поджоге наказывается 40 ударами бамбука. Виновный в поджоге порохового пороха наказывается отсечением головы.

Виновный в притеснении беззащитных и слабых наказывается плетью и протыканием стрелою уха; этому же наказанию подлежат виновные в пьянстве.

Виновный в краже военных и других припасов или порче провиантских мешков наказывается 80 ударами бамбука.

Виновные в потере оружия наказываются ударами бамбука: солдаты 8-10 ударами; унтер-офицеры 40 ударами; офицеры 30 ударами.

Часовой, заснувший на посту, наказывается 80 ударами бамбука».

По китайскому кодексу за многие провинности следовало отсечение головы

Вот так: за потерю оружия — восемь ударов палкой, а за приснившегося чёрта — смертная казнь! Как трудно понять европейцу восточную логику и тамошнюю градацию ценностей…

В завершение следует добавить, что в Китае отсечение головы считается позорной смертью, а казнь через повешение — почётной.

[источники]источникиhttp://ocean-media.su/telesny-e-nakazaniya-na-flote/

А вы знали, что Все, что мы знаем о пиратах мы узнали из одной книги или например Эдвард Тич, он же капитан Флинт. А вот Как затонул пиратский город и вот такой Джентльмен среди пиратов

masterok.livejournal.com

«Девятихвостая кошка»

Газета «Большая Волга» №15(05) - электронная версия

22 апреля 2005 года                  № 15

     

«Девятихвостая кошка»

Знакомясь с архивными документами и различной литературой, рассказывающей о службе и, в частности, о дисциплинарной практике, имевшей место на кораблях парусного флота в средние века, можно почерпнуть много интересного

К примеру, говоря о наказаниях,  которым зачастую подвергались  матросы на парусниках, необходимо, безусловно, упомянуть о бичевании их так называемой «девятихвостой кошкой». Это наказание заключалось в том, что пеньковыми тросами-линьками, с узлом на конце, наносили удары по оголенной спине провинившегося матроса. После 25 ударов этим средневековым орудием пытки наказуемый неделями не мог спать на спине, пока она, исполосованная множеством вздувшихся и гноящихся рубцов, не заживала. Притом это наказание считалось довольно снисходительным!

На английском флоте такое наказание было обыденным явлением, и в назидание остальной команде такая порка, как правило, устраивалась на палубе в присутствии всей команды. Наряду с наказанием «девятихвостой кошкой» практиковали наложение цепей, буксировку виновного человека за кораблем в открытой, захлестываемой волнами шлюпке, высадку его на необитаемый остров, а также «прогулку» на подвешенной за борт доске со связанными руками и завязанными глазами.

Один архивный документ тех времен рассказывает, как моряк, страдавший неудержимой тягой к выпивке, был подвешен на рее за то, что сделал дырку в судовом компасе, намереваясь выпить находившийся там спирт. И грозный профос (от голландского — палач), которому вменялось в обязанность осуществлять телесные наказания вплоть до приведения в исполнение смертных приговоров, и его ассистент, готовивший расправу своей печально известной «девятихвостой кошкой», офицерами не были. Ассистент профоса во время рейса был одним из самых занятых на корабле людей: так как на парусниках господствовала суровая дисциплина, ему приходилось частенько править суд над провинившимися.

Жестокое обращение с матросами продолжалось и после окончания времен галерного рабства, этого унизительного явления во всей истории мореплавания. На галерах французского и итальянского флотов пленных матросов даже приковывали к гребным банкам, так же, как поступали со своими пленниками «нехристи» - турки. Среди преступников, приговоренных к службе на галерах, были и «добровольцы» — в основном люди, добрую половину своей жизни проведшие в ужасных условиях французских или итальянских тюрем.

Поскольку многим узникам после выхода на свободу зачастую не удавалось найти куска хлеба, они по доброй воле вынуждены были снова идти на галеры. В отличие от сухопутных арестантов галерные гребцы носили не полосатые, а красные холщовые штаны и куртки. Когда пленников не хватало, их покупали. Тогда им разрешалось оставлять на бритой голове прядь волос. Этим они отличались от прикованных к веслам преступников, которых брили наголо.

Подготовил Лев КАРЯКИН    

vnpinfo.ru

«Девятихвостая кошка»

Газета «Большая Волга» №15(05) - электронная версия

22 апреля 2005 года                  № 15

     

«Девятихвостая кошка»

Знакомясь с архивными документами и различной литературой, рассказывающей о службе и, в частности, о дисциплинарной практике, имевшей место на кораблях парусного флота в средние века, можно почерпнуть много интересного

К примеру, говоря о наказаниях,  которым зачастую подвергались  матросы на парусниках, необходимо, безусловно, упомянуть о бичевании их так называемой «девятихвостой кошкой». Это наказание заключалось в том, что пеньковыми тросами-линьками, с узлом на конце, наносили удары по оголенной спине провинившегося матроса. После 25 ударов этим средневековым орудием пытки наказуемый неделями не мог спать на спине, пока она, исполосованная множеством вздувшихся и гноящихся рубцов, не заживала. Притом это наказание считалось довольно снисходительным!

На английском флоте такое наказание было обыденным явлением, и в назидание остальной команде такая порка, как правило, устраивалась на палубе в присутствии всей команды. Наряду с наказанием «девятихвостой кошкой» практиковали наложение цепей, буксировку виновного человека за кораблем в открытой, захлестываемой волнами шлюпке, высадку его на необитаемый остров, а также «прогулку» на подвешенной за борт доске со связанными руками и завязанными глазами.

Один архивный документ тех времен рассказывает, как моряк, страдавший неудержимой тягой к выпивке, был подвешен на рее за то, что сделал дырку в судовом компасе, намереваясь выпить находившийся там спирт. И грозный профос (от голландского — палач), которому вменялось в обязанность осуществлять телесные наказания вплоть до приведения в исполнение смертных приговоров, и его ассистент, готовивший расправу своей печально известной «девятихвостой кошкой», офицерами не были. Ассистент профоса во время рейса был одним из самых занятых на корабле людей: так как на парусниках господствовала суровая дисциплина, ему приходилось частенько править суд над провинившимися.

Жестокое обращение с матросами продолжалось и после окончания времен галерного рабства, этого унизительного явления во всей истории мореплавания. На галерах французского и итальянского флотов пленных матросов даже приковывали к гребным банкам, так же, как поступали со своими пленниками «нехристи» - турки. Среди преступников, приговоренных к службе на галерах, были и «добровольцы» — в основном люди, добрую половину своей жизни проведшие в ужасных условиях французских или итальянских тюрем.

Поскольку многим узникам после выхода на свободу зачастую не удавалось найти куска хлеба, они по доброй воле вынуждены были снова идти на галеры. В отличие от сухопутных арестантов галерные гребцы носили не полосатые, а красные холщовые штаны и куртки. Когда пленников не хватало, их покупали. Тогда им разрешалось оставлять на бритой голове прядь волос. Этим они отличались от прикованных к веслам преступников, которых брили наголо.

Подготовил Лев КАРЯКИН    

vnpinfo.ru