Курт Воннегут. Колыбель для кошки. Колыбель для кошки


Колыбель для кошки — Викицитатник

«Колыбель для кошки» (Cat's Cradle) — фантастический роман Курта Воннегута 1963 года.

Когда я был моложе — две жены тому назад, 250 000 сигарет тому назад, 3000 кварт спиртного тому назад… — 1

 

When I was a younger man — two wives ago, 250,000 cigarettes ago, 3,000 quarts of booze ago.

О, спящие пьянчужки в Централ-парке,Лорды и кухарки,Джефферсоновский шоферИ китайский зубодёр,Дети, женщины, мужчины —Винтики одной машины.Все живём мы на Земле,Варимся в одном котле.Хорошо, хорошо,Это очень хорошо. — 2; 3-4-я строки точно: «И охотник на львов / В мраке джунглей»

 

Oh, a sleeping drunkardUp in Central Park,And a lion-hunterIn the jungle dark,And a Chinese dentist,And a British queen—All fit togetherIn the same machine.Nice, nice, very nice;Nice, nice, very nice;Nice, nice, very nice—So many different peopleIn the same device.

В автобиографической части Книг Боконона он приводит притчу о глупости всякой попытки что-то открыть, что-то понять:«Когда-то в Ньюпорте, Род-Айленд, я знал одну даму епископального вероисповедания, которая попросила меня спроектировать и построить конуру для её датского дога. Дама считала, что прекрасно понимает и бога, и пути господни. <…>И однако, когда я показал ей чертёж конуры, которую я собирался построить, она мне сказала:— Извините, я в чертежах не разбираюсь.— Отдайте мужу или духовнику, пусть передадут богу, — сказал я, — и если бог найдет свободную минутку, я не сомневаюсь — он вам так растолкует мой проект конуры, что даже вы поймете.Она меня выгнала. Но я её никогда не забуду. Она верила, что бог гораздо больше любит владельцев яхт, чем владельцев простых моторок. — 2

 

In the autobiographical section of The Books of Bokanon he writes a parable on the folly of pretending to discover, to understand:I once knew an Episcopalian lady in Newport, Rhode Island, who asked me to design and build a doghouse for her Great Dane. The lady claimed to understand God and His Ways of Working perfectly. <…>And yet, when I showed her a blueprint of the doghouse I proposed to build, she said to me, “I’m sorry, but I never could read one of those things.

ru.wikiquote.org

Колыбель для кошки - это... Что такое Колыбель для кошки?

«Колыбель для кошки» (англ. Cat's Cradle) — роман Курта Воннегута (написан в 1963 году).

Стал одним из самых популярных романов автора, вместе с «Бойней номер пять» принёс Воннегуту международную известность[1]. За этот роман в 1971 году кафедра антропологии Чикагского университета (на которой писатель не смог защитить магистерскую диссертацию в 1947) наконец присудила Воннегуту учёную степень магистра[2][3].

Книга номинировалась на премию «Хьюго» (англ. a Hugo Award for Best Novel) в 1964 году[4].

Ответственность учёных за свои изобретения, проблемы мировой экологической обстановки — центральные темы всего творчества Воннегута — хорошо разработаны в этой книге. Сюжет романа строится вокруг опаснейшего изобретения доктора Феликса Хониккера — вещества под названием «лёд-девять». Это кристаллическая модификация воды с температурой плавления 45,8 °C. Крошечный кристаллик льда-девять, попав в какой-нибудь водоём (пусть даже лужу), так или иначе сообщающийся с мировыми водами, может привести к их стремительному превращению в лёд-девять и, таким образом, гибели жизни на Земле.

Название

Выражение «колыбель для кошки» (англ. Cat's Cradle) означает детскую игру, при которой нитка или бечёвка, надетая на пальцы играющих, складывается в различные узоры. В романе «кошкину колыбель» случайно сплёл Феликс Хониккер, когда единственный раз решил поиграть со своим младшим сыном Ньютом. Отец тогда очень испугал Ньюта. Став взрослым, Ньют говорит:

 — Чуть ли не сто тысяч лет взрослые вертят под носом у своих детей такой переплёт из верёвочки… Не удивительно, что ребята растут психами. Ведь такая «кошкина колыбель» — просто переплетённые иксы на чьих-то руках. А малыши смотрят, смотрят, смотрят… И никакой, к чёрту, кошки, никакой, к чёрту, колыбельки нет!

Сюжет

Рассказчик — писатель, задумавший книгу об атомной бомбе. Характерно, что до работы над созданием льда-девять (которая считается незаконченной) Феликс Хониккер принимал участие в создании атомного оружия. Рассказчик написал троим детям Хониккера, попросив их прислать свои воспоминания об отце. Первым откликнулся младший сын Хониккера Ньют, который называет Феликса «отцом атомной бомбы». Хониккеру было совершенно всё равно, какую угрозу для человечества могут представлять его исследования. Он занимался только тем, что ему интересно.

Старший сын Феликса Хониккера Фрэнк считался пропавшим без вести, но неожиданно он обнаруживается в крохотной стране Сан-Лоренцо на одном из бесплодных островов Карибского моря. Он занимает там пост министра и собирается жениться на первой красавице страны Моне Эймонс Монзано. Писатель вместе с Ньютом и Анджелой, братом и сестрой Фрэнка, отправляется в Сан-Лоренцо.

Люди в республике Сан-Лоренцо живут в чудовищной нищете. Остров никому не нужен, так как там почти ничего не растёт и нет никаких ресурсов — он успел побывать колонией нескольких держав, но колонисты без всяких конфликтов передавали его другим и в конце концов не возражали, когда островок объявил себя независимым государством. Несколько десятилетий назад после кораблекрушения на остров были выброшены искатель приключений Лайонел Бойд Джонсон (на местном диалекте его называют Боконон) и дезертир из морской пехоты Эрл Маккэйб. Они взяли в свои руки управление островом и попытались облегчить жизнь аборигенам. Осознав, что материально обеспечить жителей Сан-Лоренцо они не в состоянии, Маккэйб и Джонсон попытались хотя бы сделать жизнь островитян более интересной и осмысленной. Они основали новую религию — боконизм (по имени Боконона), объявили эту религию запретной и сочинили легенду о святом Бокононе, скрывающемся в джунглях от злого тирана Маккэйба. Они придумали угрозу мучительной казни на крюке за исповедование боконизма. Несмотря на распространение слухов об этом, на самом деле никого не казнили. Боконон питался подношениями верующих, его книги распространялись с помощью переписывания. Периодически Маккэйб организовывал облаву на Боконона, и каждый раз Боконон чудом избегал смерти. Жизнь на острове превратилась в произведение искусства. Каждый играл свою роль в спектакле, и, хотя жизнь была такой же тяжкой, люди уже меньше думали об этом. Все до единого жители острова стали боконистами.

Но со временем и Маккэйб, и Боконон слишком вжились в свои роли. Маккэйб познал муки тирана, Боконон — мучения святого. Оба они, по существу, свихнулись. И тут людей стали по-настоящему казнить на крюке.

Капрал Маккэйб умер, Боконон продолжал скрываться в джунглях и дополнять свои писания. Следующий правитель острова «Папа» Монзано понял, что перестать преследовать боконизм — значит снова отобрать у людей смысл жизни. У них не было ничего, кроме религии и единственной красавицы острова — приёмной дочери Монзано Моны, объявленной символом любви и красоты. И «Папа» был вынужден тоже объявить Боконона вне закона. К моменту появления рассказчика на острове «Папа» болен раком в последней стадии и готовится к смерти.

Тут становится понятно, почему Фрэнк Хониккер, прибыв на остров, так легко получил высокий пост министра. У него был термос с кусочком льда-девять, которым он поделился с «Папой» Монзано. «Папа» понял, какая огромная сила оказалась в его распоряжении. Никто, кроме детей Феликса Хониккера, не знал, что тому всё-таки удалось синтезировать лёд-девять.

Феликс Хониккер умер у себя на даче в сочельник. Дети, вернувшись домой, нашли его труп уже холодным, хотя не сразу это заметили. В разных кастрюльках на кухне был лёд-девять, в одну из кастрюль попала кухонная тряпка. Собака, которую дети привели с улицы, лизнула эту тряпку и мгновенно окоченела. Тогда дети поняли, что отец имел в виду, когда намекал им, что создал совершенно новое вещество из кислорода и водорода. Они растопили осколки льда-девять и смогли — тогда — предотвратить конец света. Но последний кусок льда-девять Анджела, Фрэнк и Ньют разделили между собой и хранили в термосах.

«Папа» Монзано не стал использовать лёд-девять как оружие. Он страдал от ужасных болей и в конце концов совершил самоубийство, лизнув кусочек льда-девять. Только дети Хониккера поняли, что произошло, и очистили помещение так же, как после смерти отца. Но труп «Папы» они решили кремировать позже, устроив подобающую погребальную церемонию.

В тот же день в Сан-Лоренцо вспоминали жертв Второй мировой войны. От Сан-Лоренцо на войну были призваны сто человек, и все они были убиты сразу, ещё до прибытия в США для обучения. Корабль, на котором они отплыли, был потоплен немецкой подлодкой при выходе из гавани Сан-Лоренцо. По случаю дня памяти Ста Мучеников за Демократию все шесть военных самолётов Сан-Лоренцо поднялись в небо. Но произошла авария, один из самолётов упал и взорвался. Замок раскололся пополам. Труп Монзано попал в море, и тут вся вода Мирового океана стала превращаться в лёд-девять. Наступил конец всего живого на Земле.

Писатель вместе с Моной спасается, обнаружив бомбоубежище, оборудованное «Папой» для себя. Над землёй бушуют ураганы. Через несколько дней рассказчик и Мона выходят наружу. Они видят тысячи окоченелых трупов островитян, всех с пальцем у рта, лежащих рядом, и записку Боконона, в которой он сообщает, что посоветовал всем этим людям покончить с собой, когда они призвали своего лжесвятого к ответу. Мона также совершает самоубийство, лизнув лёд-девять.

Рассказчик находит несколько уцелевших людей — все они американцы, недавно прибывшие на остров. Их маленькая колония может существовать ещё долго, так как из льда-девять легко получить воду, а растения и трупы животных «законсервированы» этим же льдом. Но у них не будет детей — единственная женщина в колонии уже давным-давно вышла из детородного возраста.

Через полгода они встречают лжесвятого Боконона, который решил, что пришло время дописать последнюю фразу в своих книгах. Вот эта фраза:

Будь я помоложе, я написал бы историю человеческой глупости, взобрался бы на гору Маккэйб и лёг на спину, подложив под голову эту рукопись. И я взял бы с земли сине-белую отраву, превращающую людей в статуи. И я стал бы статуей, и лежал бы на спине, жутко скаля зубы и показывая длинный нос — Сами знаете Кому!

Интересные факты

  • По роману был поставлен мюзикл[5].
  • Лёд-девять из романа упоминается в шпионском триллере «Рекрут».
  • Лёд-девять (Ice nine) - произведение американского гитариста Джо Сатриани.
  • В фильме «Семьянин» Бретта Рэтнера главный герой Джек (Николас Кейдж), находит в коробке, которую ему отдала бывшая возлюбленная Кэйт (Теа Лиони) при переезде, среди своих вещей книгу Курта Воннегута "Колыбель для кошки", где хранилась фотография его с Кейт.
  • Лёд 9 — сайд-проект группы 25/17

Источники

  1. ↑ Н. Абиева. Смертельная игра в жизнь по Воннегуту
  2. ↑ Katz, Joe Alumnus Vonnegut dead at 84. Chicago Maroon (13.04.2007).(недоступная ссылка — история) Проверено 17 апреля 2007.
  3. ↑ David Hayman, David Michaelis, George Plimpton, Richard Rhodes, "The Art of Fiction No. 64: Kurt Vonnegut", Paris Review, Issue 69, Spring 1977
  4. ↑ 1964 Hugo Awards
  5. ↑ Cat’s Cradle, a calypso musical based on the book by Kurt Vonnegut

Ссылки

dik.academic.ru

Колыбель для кошки читать онлайн, Воннегут Курт младший

Annotation

«Колыбель для кошки» – один из самых знаменитых романов Курта Воннегута, принесший ему как писателю мировую славу. Роман повествует о чудовищном изобретении бесноватого доктора Феликса Хониккера – веществе «лед-девять», которое может привести к гибели все человечество. Ответственность ученых за свои изобретения – едва ли не центральная тема в творчестве Курта Воннегута, удостоенного в 1971 году почетной степени магистра антропологии, присужденной ему за этот роман Чикагским университетом.

Послушайте – когда-то, две жены тому назад, двести пятьдесят тысяч сигарет тому назад, три тысячи литров спиртного тому назад… Тогда, когда все были молоды… Послушайте – мир вращался, богатые изнывали он глупости и скуки, бедным оставалось одно – быть свободными и умными. Правда была неправдоподобнее всякого вымысла. Женщины были злы и красивы, а мужчины – несчастны и полны глупых надежд. И крутилась, крутилась жизнь, запутывалась все сильнее – как дикая, странная игра по имени «Колыбель для кошки»…

Курт Воннегут

1. День, когда настал Конец Света

2. Хорошо, хорошо, это очень хорошо

3. Глупость

4. Попытка поискать пути

5. Письмо от студента-медика

6. Война жуков

7. Прославленные Хониккеры

8. Роман Ньюта и Зики

9. Вице-президент, заведующий вулканами

10. Тайный агент Икс-9

11. Протеин

12. Предел наслаждения

13. Трамплин

14. Когда в автомобилях висели хрустальные вазочки

15. Счастливого Рождества!

16. Возвращение в детский сад

17. Девичье бюро

18. Самое ценное на свете

19. Конец грязи

20. Лед-девять

21. Морская пехота наступает

22. Молодчик из желтой прессы

23. Последняя порция пирожков

24. Что такое вампитер

25. Самое главное в жизни доктора Хониккера

26. Что есть бог!

27. Люди с Марса

28. Майонез

29. Ушли, но не забыты

30. Ты уснула

31. Еще один Брид

32. Деньги-динамит

33. Неблагодарный человек

34. Вин-дит

35. «Уголок любителя»

36. Мяу

37. Наш современник – генерал-майор

38. Акулья столица мира

39. Фата-Моргана

40. Обитель Надежды и Милосердия

41. Карасс на двоих

42. Велосипеды для Афганистана

43. Демонстратор

44. Сочувствующий коммунистам

45. За что ненавидят американцев

46. Как Боконон учит обращаться с Кесарем

47. Динамическое напряжение

48. Совсем как Святой Августин

49. Рыбка, выброшенная злым прибоем

50. Славный карлик

51. О’Кэй, мамуля!

52. Совсем безболезненно

53. Президент Фабри-Тека

54. Нацисты, монархисты, парашютисты и дезертиры

55. Не делай указателя к собственной книге

56. Самоокупающееся беличье колесо

57. Скверный сон

58. Особая тирания

59. Пристегните ремни

60. Обездоленный народ

61. Конец капрала

62. Почему Хэзел не испугалась

63. НАбожный и вольный

64. Мир и процветание

65. Удачный момент для посещения Сан-Лоренцо

66. Сильнее всего на свете

67. Ку-рю-ка

68. «Сито мусеники»

69. Огромная мозаика

70. Питомец Боконона

71. Имею счастье быть американцем

72. Писсантный Хилтон

73. Черная смерть

74. Колыбель для кошки

75. Передайте привет доктору Швейцеру

76. Джулиан Касл соглашается с Ньютом, что все на свете – бессмыслица

77. Аспирин и боко-мару

78. В стальном кольце

79. Почему Маккэйб огрубел душой

80. Водопад в решете

81. Белая невеста для сына проводника спальных вагонов

82. За-ма-ки-бо

83. Доктор Шлихтер Фон Кенигсвальд приближается к точке равновесия

84. Затемнение

85. Сплошная фома

86. Два маленьких термоса

87. Я – свой в доску

88. Почему Фрэнк не может быть президентом

89. Пуфф…

90. Единственная загвоздка

91. Мона

92. Поэт воспевает свое первое боко-мару

93. Как я чуть не потерял мою Мону

94. Самая высокая гора

95. Я вижу крюк

96. Колокольчик, книга и курица в картоне

97. Вонючий церковник

98. Последнее напутствие

99. «Боса сосидара гирину»

100. И Фрэнк полетел в каменный мешок

101. Как и мои предшественники, я объявляю Боконона вне закона

102. Враги свободы

103. Врачебное заключение о последствиях забастовки писателей

104. Сульфатиазол

105. Болеутоляющее

106. Что говорят боконисты, кончая жизнь самоубийством

107. Смотрите и радуйтесь!

108. Фрэнк объясняет, что надо делать

109. Фрэнк защищается

110. Четырнадцатый том

111. Время истекло

112. Сумочка матери Ньюта

113. История

114. «Когда мне в сердце пуля залетела»

115. Случилось так

116. Великий а-бумм!

117. Убежище

118. Железная дева и каменный мешок

119. Мона благодарит меня

120. Всем, кого это касается

121. Я отвечаю не сразу

122. Семейство робинзонов

123. О мышах и людях

124. Муравьиный питомник Фрэнка

125. Тасманийцы

126. Играйте, тихие флейты!

127. Конец

notes

1

2

3

4

5

6

7

8

9

Курт Воннегут

Колыбель для кошки

Кеннету Литтауэру, человеку смелому и благородному

Нет в этой книге правды, но «эта правда – фо’ма, и от нее ты станешь добрым и храбрым, здоровым, счастливым».

«Книга Боконона» 1:5,

«Безобидная ложь – фо’ма»

1. День, когда настал Конец Света

Можете звать меня Ионой. Родители меня так назвали, вернее, чуть не назвали. Они меня назвали Джоном.

– Иона-Джон – будь я Сэмом, я все равно был бы Ионой, и не потому, что мне всегда сопутствовало несчастье, а потому, что меня неизменно куда-то заносило1 – в определенные места, в определенное время, кто или что – не знаю. Возникал повод, предоставлялись средства передвижения – и самые обычные и весьма странные. И точно по плану, именно в назначенную секунду, в назначенном месте появлялся сей Иона.

Послушайте.

Когда я был моложе – две жены тому назад, 250 тысяч сигарет тому назад, три тысячи литров спиртного тому назад…

Словом, когда я был гораздо моложе, я начал собирать материалы для книги под названием День, когда настал конец света.

Книга была задумана документальная.

Была она задумана как отчет о том, что делали выдающиеся американцы в тот день, когда сбросили первую атомную бомбу на Хиросиму в Японии.

Эта книга была задумана как книга христианская. Тогда я был христианином.

Теперь я боконист.

Я бы и тогда стал боконистом, если бы кто-нибудь преподал мне кисло-сладкую ложь Боконона. Но о боконизме никто не знал за пределами песчаных берегов и коралловых рифов, окружавших крошечный остров в Карибском море – Республику Сан-Лоренцо.

Мы, боконисты, веруем в то, что человечество разбито на группы, которые выполняют божью волю, не ведая, что творят. Боконон называет такую группу карасс – и в мой личный карасс меня привел мой так называемый канкан, – и этим канканом была моя книга, та недописанная книга, которую я хотел назвать День, когда настал конец света.

2. Хорошо, хорошо, это очень хорошо

«Если вы обнаружите, что ваша жизнь переплелась с жизнью чужого человека, без особых на то причин, – пишет Боконон, – этот человек, скорее всего, член вашего карасса».

И в другом месте, в Книгах Боконона, сказано: «Человек создал шахматную доску, бог создал карасс», Этим он хочет сказать, что для карасса не существует ни национальных, ни ведомственных, ни профессиональных, ни семейных, ни классовых преград.

Он лишен определенной формы, как амеба.

Пятьдесят третье калипсо, написанное для нас Бокононом, поется так:

И пьянчужки в парке,

Лорды и кухарки,

Джефферсоновский шофер

И китайский зубодер,

Дети, женщины, мужчины –

Винтики одной машины.

Все живем мы на Земле,

Варимся в одном котле.

Хорошо, хорошо,

Это очень хорошо.

3. Глупость

Боконон нигде не предостерегает вас против людей, пытающихся обнаружить границы своего карасса и разгадать промысел божий. Боконон просто указывает, что такие поиски довести до конца невозможно.

В автобиографической части Книг Боконона он приводит притчу о глупости всякой попытки что-то открыть, что-то понять:

«Когда-то в Ньюпорте, Род-Айленд, я знал одну даму епископального вероисповедания, которая попросила меня спроектировать и построить конуру для ее датского дога. Дама считала, что прекрасно понимает и бога, и пути господни. Она никак не могла понять, почему люди с недоумением смотрят в прошлое и в будущее.

И однако, когда я показал ей чертеж конуры, которую я собирался построить, она мне сказала:

– Извините, я в чертежах не разбираюсь.

– ...

knigogid.ru

Колыбель для кошки - это... Что такое Колыбель для кошки?

«Колыбель для кошки» (англ. Cat's Cradle) — роман Курта Воннегута (написан в 1963 году).

Стал одним из самых популярных романов автора, вместе с «Бойней номер пять» принёс Воннегуту международную известность[1]. За этот роман в 1971 году кафедра антропологии Чикагского университета (на которой писатель не смог защитить магистерскую диссертацию в 1947) наконец присудила Воннегуту учёную степень магистра[2][3].

Книга номинировалась на премию «Хьюго» (англ. a Hugo Award for Best Novel) в 1964 году[4].

Ответственность учёных за свои изобретения, проблемы мировой экологической обстановки — центральные темы всего творчества Воннегута — хорошо разработаны в этой книге. Сюжет романа строится вокруг опаснейшего изобретения доктора Феликса Хониккера — вещества под названием «лёд-девять». Это кристаллическая модификация воды с температурой плавления 45,8 °C. Крошечный кристаллик льда-девять, попав в какой-нибудь водоём (пусть даже лужу), так или иначе сообщающийся с мировыми водами, может привести к их стремительному превращению в лёд-девять и, таким образом, гибели жизни на Земле.

Название

Выражение «колыбель для кошки» (англ. Cat's Cradle) означает детскую игру, при которой нитка или бечёвка, надетая на пальцы играющих, складывается в различные узоры. В романе «кошкину колыбель» случайно сплёл Феликс Хониккер, когда единственный раз решил поиграть со своим младшим сыном Ньютом. Отец тогда очень испугал Ньюта. Став взрослым, Ньют говорит:

 — Чуть ли не сто тысяч лет взрослые вертят под носом у своих детей такой переплёт из верёвочки… Не удивительно, что ребята растут психами. Ведь такая «кошкина колыбель» — просто переплетённые иксы на чьих-то руках. А малыши смотрят, смотрят, смотрят… И никакой, к чёрту, кошки, никакой, к чёрту, колыбельки нет!

Сюжет

Рассказчик — писатель, задумавший книгу об атомной бомбе. Характерно, что до работы над созданием льда-девять (которая считается незаконченной) Феликс Хониккер принимал участие в создании атомного оружия. Рассказчик написал троим детям Хониккера, попросив их прислать свои воспоминания об отце. Первым откликнулся младший сын Хониккера Ньют, который называет Феликса «отцом атомной бомбы». Хониккеру было совершенно всё равно, какую угрозу для человечества могут представлять его исследования. Он занимался только тем, что ему интересно.

Старший сын Феликса Хониккера Фрэнк считался пропавшим без вести, но неожиданно он обнаруживается в крохотной стране Сан-Лоренцо на одном из бесплодных островов Карибского моря. Он занимает там пост министра и собирается жениться на первой красавице страны Моне Эймонс Монзано. Писатель вместе с Ньютом и Анджелой, братом и сестрой Фрэнка, отправляется в Сан-Лоренцо.

Люди в республике Сан-Лоренцо живут в чудовищной нищете. Остров никому не нужен, так как там почти ничего не растёт и нет никаких ресурсов — он успел побывать колонией нескольких держав, но колонисты без всяких конфликтов передавали его другим и в конце концов не возражали, когда островок объявил себя независимым государством. Несколько десятилетий назад после кораблекрушения на остров были выброшены искатель приключений Лайонел Бойд Джонсон (на местном диалекте его называют Боконон) и дезертир из морской пехоты Эрл Маккэйб. Они взяли в свои руки управление островом и попытались облегчить жизнь аборигенам. Осознав, что материально обеспечить жителей Сан-Лоренцо они не в состоянии, Маккэйб и Джонсон попытались хотя бы сделать жизнь островитян более интересной и осмысленной. Они основали новую религию — боконизм (по имени Боконона), объявили эту религию запретной и сочинили легенду о святом Бокононе, скрывающемся в джунглях от злого тирана Маккэйба. Они придумали угрозу мучительной казни на крюке за исповедование боконизма. Несмотря на распространение слухов об этом, на самом деле никого не казнили. Боконон питался подношениями верующих, его книги распространялись с помощью переписывания. Периодически Маккэйб организовывал облаву на Боконона, и каждый раз Боконон чудом избегал смерти. Жизнь на острове превратилась в произведение искусства. Каждый играл свою роль в спектакле, и, хотя жизнь была такой же тяжкой, люди уже меньше думали об этом. Все до единого жители острова стали боконистами.

Но со временем и Маккэйб, и Боконон слишком вжились в свои роли. Маккэйб познал муки тирана, Боконон — мучения святого. Оба они, по существу, свихнулись. И тут людей стали по-настоящему казнить на крюке.

Капрал Маккэйб умер, Боконон продолжал скрываться в джунглях и дополнять свои писания. Следующий правитель острова «Папа» Монзано понял, что перестать преследовать боконизм — значит снова отобрать у людей смысл жизни. У них не было ничего, кроме религии и единственной красавицы острова — приёмной дочери Монзано Моны, объявленной символом любви и красоты. И «Папа» был вынужден тоже объявить Боконона вне закона. К моменту появления рассказчика на острове «Папа» болен раком в последней стадии и готовится к смерти.

Тут становится понятно, почему Фрэнк Хониккер, прибыв на остров, так легко получил высокий пост министра. У него был термос с кусочком льда-девять, которым он поделился с «Папой» Монзано. «Папа» понял, какая огромная сила оказалась в его распоряжении. Никто, кроме детей Феликса Хониккера, не знал, что тому всё-таки удалось синтезировать лёд-девять.

Феликс Хониккер умер у себя на даче в сочельник. Дети, вернувшись домой, нашли его труп уже холодным, хотя не сразу это заметили. В разных кастрюльках на кухне был лёд-девять, в одну из кастрюль попала кухонная тряпка. Собака, которую дети привели с улицы, лизнула эту тряпку и мгновенно окоченела. Тогда дети поняли, что отец имел в виду, когда намекал им, что создал совершенно новое вещество из кислорода и водорода. Они растопили осколки льда-девять и смогли — тогда — предотвратить конец света. Но последний кусок льда-девять Анджела, Фрэнк и Ньют разделили между собой и хранили в термосах.

«Папа» Монзано не стал использовать лёд-девять как оружие. Он страдал от ужасных болей и в конце концов совершил самоубийство, лизнув кусочек льда-девять. Только дети Хониккера поняли, что произошло, и очистили помещение так же, как после смерти отца. Но труп «Папы» они решили кремировать позже, устроив подобающую погребальную церемонию.

В тот же день в Сан-Лоренцо вспоминали жертв Второй мировой войны. От Сан-Лоренцо на войну были призваны сто человек, и все они были убиты сразу, ещё до прибытия в США для обучения. Корабль, на котором они отплыли, был потоплен немецкой подлодкой при выходе из гавани Сан-Лоренцо. По случаю дня памяти Ста Мучеников за Демократию все шесть военных самолётов Сан-Лоренцо поднялись в небо. Но произошла авария, один из самолётов упал и взорвался. Замок раскололся пополам. Труп Монзано попал в море, и тут вся вода Мирового океана стала превращаться в лёд-девять. Наступил конец всего живого на Земле.

Писатель вместе с Моной спасается, обнаружив бомбоубежище, оборудованное «Папой» для себя. Над землёй бушуют ураганы. Через несколько дней рассказчик и Мона выходят наружу. Они видят тысячи окоченелых трупов островитян, всех с пальцем у рта, лежащих рядом, и записку Боконона, в которой он сообщает, что посоветовал всем этим людям покончить с собой, когда они призвали своего лжесвятого к ответу. Мона также совершает самоубийство, лизнув лёд-девять.

Рассказчик находит несколько уцелевших людей — все они американцы, недавно прибывшие на остров. Их маленькая колония может существовать ещё долго, так как из льда-девять легко получить воду, а растения и трупы животных «законсервированы» этим же льдом. Но у них не будет детей — единственная женщина в колонии уже давным-давно вышла из детородного возраста.

Через полгода они встречают лжесвятого Боконона, который решил, что пришло время дописать последнюю фразу в своих книгах. Вот эта фраза:

Будь я помоложе, я написал бы историю человеческой глупости, взобрался бы на гору Маккэйб и лёг на спину, подложив под голову эту рукопись. И я взял бы с земли сине-белую отраву, превращающую людей в статуи. И я стал бы статуей, и лежал бы на спине, жутко скаля зубы и показывая длинный нос — Сами знаете Кому!

Интересные факты

  • По роману был поставлен мюзикл[5].
  • Лёд-девять из романа упоминается в шпионском триллере «Рекрут».
  • Лёд-девять (Ice nine) - произведение американского гитариста Джо Сатриани.
  • В фильме «Семьянин» Бретта Рэтнера главный герой Джек (Николас Кейдж), находит в коробке, которую ему отдала бывшая возлюбленная Кэйт (Теа Лиони) при переезде, среди своих вещей книгу Курта Воннегута "Колыбель для кошки", где хранилась фотография его с Кейт.
  • Лёд 9 — сайд-проект группы 25/17

Источники

  1. ↑ Н. Абиева. Смертельная игра в жизнь по Воннегуту
  2. ↑ Katz, Joe Alumnus Vonnegut dead at 84. Chicago Maroon (13.04.2007).(недоступная ссылка — история) Проверено 17 апреля 2007.
  3. ↑ David Hayman, David Michaelis, George Plimpton, Richard Rhodes, "The Art of Fiction No. 64: Kurt Vonnegut", Paris Review, Issue 69, Spring 1977
  4. ↑ 1964 Hugo Awards
  5. ↑ Cat’s Cradle, a calypso musical based on the book by Kurt Vonnegut

Ссылки

dic.academic.ru

Курт Воннегут. Колыбель для кошки

И пьянчужки в парке,Лорды и кухарки,Джефферсоновский шоферИ китайский зубодер,Дети, женщины, мужчины –Винтики одной машины.Все живем мы на Земле,Варимся в одном котле.Хорошо, хорошо,Это очень хорошо

Сначала, конечно, новая религия, которые после сикхизма показалась весьма близкой. Но не это главное. Главное то, что автор просто берет и швыряет тебя бескрайний океан новых историй. Которые, в принципе, развиваются по спирали и в конце каждой главы ты невольно восхищаешься гению автора. Ты не отрываешься от книги, требуешь продолжения. Каждая глава имеет своё название. которое раскрывается ближе к её концу. Благодаря этому хочется читать дальше. Книга очень легкая и я прочёл её запоем за несколько часов. Отдельно стоит отметить шикарный юмор Курта Воннегута. Одна религия чего стоит 🙂

Основоположником боконизма является Боконон. Боконизм открыто утверждает, что все его учения — ложь. Согласно боконизму человечество разбито на группы, которые выполняют божью волю, не ведая, что творят.

воннегут колыбель для кошки

«Колыбель для кошки» (англ. Cat’s Cradle) — роман Курта Воннегута (написан в 1963 году). Стал одним из самых популярных романов автора, вместе с «Бойней номер пять» принёс Воннегуту международную известность. В 1971 году за этот роман кафедра антропологии Чикагского университета, на которой писатель не смог защитить магистерскую диссертацию в 1947 году, присудила Воннегуту учёную степень магистра.

Книга номинировалась на премию «Хьюго» (англ. a Hugo Award for Best Novel) в 1964 году.

Ответственность учёных за свои изобретения, проблемы мировой экологической обстановки — центральные темы всего творчества Воннегута — хорошо разработаны в этой книге. Сюжет романа строится вокруг опаснейшего изобретения доктора Феликса Хониккера — вещества под названием «лёд-девять». Это кристаллическая модификация воды с температурой плавления 45,8 °C. Крошечный кристаллик льда-девять, попав в любой водоём, так или иначе сообщающийся с мировыми водами, может привести к их стремительному превращению в лёд-девять и, таким образом, гибели жизни на Земле.

Пару фактов благодаря Цензуре:

  • В оригнальном тексте в главе 102 “Враги свободы” в качестве этих врагов свободы перечислены Иосиф Сталин, Фидель Кастро, Адольф Гитлер, Бенито Муссолини, безымянный японец, Карл Маркс, Император Вильгельм II и Мао. В советском переводе остались лишь Гитлер, Муссолини и безымянный японец, а император Вильгельм II ошибочно назван просто императором Вильгельмом.
  • В оригинальном тексте подруга Ньюта — украинского происхождения. В советском переводе все упоминания об этом исчезли

И да, это снова антиутопия, как “Мы” или “1984“. И она снова меня покорила. Шикарная книга, хочу вам сказать!

колыбель для кошки

Отзывы о книге Воннегута “колыбель для кошки”

Для меня эта книга – эталон высокой литературы. Ее смогут понять только “квалифицированные читатели” – по точному определению братьев Стругацких. Не нужно возмущаться аннотацией – это ведь текст вступления этой книги в изумительно мощном переводе Райт-Ковалевой.Тот, кто не поймет, как можно основать полезную религию на лжи, не поймет и эту книжку. (тоже цитата из этой книги).

Действительно, про религию очень удачно 🙂 Не удивлюсь, если у неё уже есть последователи…

Сюжет в книге не очень однозначный и неожиданный, что самое, любопытное, начав читать книгу нельзя предсказать не только, чем все закончится, но и что произойдет в следующей главе или через главу. Если пытаться объяснить в двух словах, что вас ждет на страницах романа, то все начинается с того, что лирический герой задумывает написать книгу про одного из создателей атомной бомбы Феликса Хониккера. Он связывается с его тремя уже взрослыми детьми, но получает ответ только от двух: дочери и младшего сына. Поиски еще одного сына его приводят на остров Сан-Лоренцо, где люди живут в нищете и исповедуют религию «Боконизм», созданную искусственно для того, чтобы отвлечь их от повседневных проблем. Но после прибытия на остров, главный герой забывает про атомную бомбу и на первый план выходит другое смертельно опасное изобретение Феликса Хониккера – лед-девять.Описание сюжета у меня вышло немного путанным, но оно и немудрено – книга весьма неординарная и пересказать ее в одном абзаце так, чтобы было все понятно абсолютно невозможно. В сюжете полно ответвлений, и каждое их них играет важную роль в главном повествовании.Это уже третий роман Курта Воннегута с которым я познакомилась и я заметила, что у него есть особый стиль, который мне очень нравится и я согласна читать его книги только ради него.Кому-то книга может показаться немного бестолковой. Кажется, что речь идет о каком-то острове и людях, которые не имеют отношения к читателю, но это не так. На мой взгляд, там есть пища для размышлений по поводу научных изобретений, войн и религий. И эти серьезные темы облачены в довольно саркастическую и даже фантастическую форму. Книга еще и о том, что, как бы люди не были бы уверены в себе, все их опасные изобретения делают шансы уничтожения человечества гораздо вероятнее. И может настать момент, когда от нас уже ничего не будет зависеть.Я рекомендую книгу тем, кому нравится американская классика и необычные книги. Если же вы предпочитаете легкое и жизнеутверждающее чтение с прямолинейным сюжетом, то, наверное, за «Колыбель для кошки», да и вообще, за творчество Курта Воннегута, браться не стоит.

Кстати, это моя тоже первая книга Воннегута:

Мда…не банально…Это мое первое знакомство с Воннегутом. Знаю, у многих он в любимых, многим нравится. Поначалу мое чтение напоминало поведение человека, который пришел и стоит в дверях, не зная, войти ему или удалиться, прикрыв за собой дверь. То, что пишет автор на первых страницах, не особо впечатляло. Бред какой-то невнятный, про религию боконизм, про остров, про странных детей ученого, создателя атомной бомбы, один из которых карлик, другая-великанша, третий похож на аутиста. Все это написано каким-то невыразительным, почти разговорным языком, каким делают дневниковые записи. И, переворачивая следующую страницу, я думала: «Ну, что там ещё?» Обрывки разговоров, а вся книга и состоит почти что из одних разговоров, недосказанные мысли, мимоходом оброненные многозначительные фразы… при этом, да, есть юмор, шутовство даже. После прочитанных недавно Кундеры и Сартра, любящих долго и умно порассуждать, согласитесь, было трудно привыкнуть.))Однако, решив все же послушать, что говорит этот странный человек, я неожиданно втянулась. *вошла и дверь закрыла*))) Думаю, что Воннегут нашел верный путь к современному, искушенному, ироничному и, часто, циничному читателю, чтобы рассказать о мировых проблемах. Может быть, единственно верный путь, чтоб быть услышанным. Это его бесподобное сочетание несочетаемого – обыденности повествования и глубины содержания, масштабности проблем – просто поражают!С того момента, когда ГГ прилетает на остров Cан-Лоренцо, где живут эти несчастные «дети понедельника», к уже имеющимся чудикам добавилось много новых, но они не только забавны. Каждый образ как карикатура и несет в себе горькую правду. И начинаешь понимать, что это «смех сквозь слезы». Вот Боконон, лжец-философ, «шутник и циник»,который создал религию для тех, кто сам не хотел думать. А почему бы и нет? Конец 20 века был отмечен таким всплеском всяческих религий и сект, и эта, по сравнению с ними, еще весьма логична и разумна,и даже гуманна. Или врач-гуманист, который создал клинику в джунглях и лечит островитян, но считает при этом, что «человек гадок и человек ничего стоящего и делать не делает и знать не знает», а еще и «папа» Монзано, и прекрасная, но непонятная красавица Мона и много других колоритных героев. Каждый из этих нелепых персонажей – законченный, очень яркий типаж кого-то из современников, весьма узнаваемый. Трудно сказать каких только глобальных проблем не затронул Воннегут в своем романе при всей этой шутовской легкости изложения: ответственности ученого за свои открытия, проблема отцов и детей, веры и безверия, роли личности в истории и много еще чего. События ускоряются, и заканчивается все столь неожиданно, что если бы мне в самом начале сказали, что так будет – не поверила бы ни за что! Но…читала и верила .)Вот так, тихой сапой, вошел Воннегут ко мне прямо в душу, разбив сердце и оставив ощущение горечи и злобы на человеческую глупость и тупость! Думаю, что надо продолжить знакомство с этим автором, выбираю, какую книгу прочитать следующей.)

Избранные цитаты из книг Боконона

Не обращай внимания на Кесаря. Кесарь не имеет ни малейшего понятия о том, что на самом деле происходит вокруг.

Мое призвание – быть живым, моя профессия – быть мертвым.

Слова прощания никогда не могут быть ошибкой.

Разве без точных записей о прошлом можно хотя бы надеяться, что люди – и мужчины и женщины – избегнут серьезных ошибок в будущем?

История! Читай и плачь!

Если меня когда-нибудь сразу казнят на крюке, то это, можно сказать, будет очень гуманный способ.

Сегодня я – министр народного образования, а завтра буду Еленой Прекрасной.

Берегись человека, который упорно трудится, чтобы получить знания, а получив их, обнаруживает, что не стал ничуть умнее. И он начинает смертельно ненавидеть тех людей, которые так же невежественны, как он, но никакого труда к этому не приложили.

Рука, снабжающая товарами кафе и лавки, правит миром.

Сначала организуем в нашей республике кафе, продуктовые лавки, газовые камеры и национальный спорт. После этого можно написать нашу конституцию.

Интересные записи:

knigoplaneta.ru

Персонажи | Колыбель для кошки Википедия

  • "Рассказчик" является писатель по имени Джон, также известный как Ионы, который описывает события в книге с чувством юмора и саркастической подробно. Во время написания книги на атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, он будет участвовать с детьми Hoenikker. Он начинает книгу, заявив, "Позвони мне Ионы", намекая на первой линии Германа Мелвилла Моби Дика. В некотором смысле, Джон и Ишмаэль, рассказчик для Моби Дика, одни и те же черты, что одновременно главный герой и второстепенный характер.
  • Феликс Hoenikker является "отцом атомной бомбы». Феликс Hoenikker был провозглашен одним из самых умных ученых на Земле. Эксцентричный и бесчувственный человек, он изображен как аморальное и апатичным ко всему, кроме своих исследований. Ему нужно было только что-то, чтобы держать его занят, например, в его роли в качестве одного из "отцов атомной бомбы", и в его создании "лед-девять," потенциально катастрофическая вещество со способностью уничтожить всю жизнь на Земле , но он видел лишь как ментальной головоломки (общий морской предложил разработать вещество, которое может затвердевать грязь так солдаты могли бежать через него более легко). В ходе экспериментов с «льдом девять», Феликс берет дремоту в своем кресле-качалке и умирает. Это квест повествователя биографических подробностей о Hoenikker, который обеспечивает как фон и связующую нить между различными подразделов истории.
  • Доктор Asa Breed является руководителем Феликса Hoenikker в. Он берет рассказчика, Джон, вокруг Иллиуме и Генеральной Forge и Foundry Company, где покойный Феликс работал. Позже в туре, доктор Порода расстраивается с Джоном за "непонимание того, что ученый является то, что делает ученый." [4]
  • Ньютон "Тритон" Hoenikker: Карлик сын знаменитого ученого Феликса Hoenikker, и художник. Он является братом как Франк и Ангелой Hoenikker. Его главным увлечением рисует минималистские абстрактные произведения. Он кратко имел дело с русским сверхмалой танцор по имени Зинка, который оказался агентом КГБ послали украсть лед девять для Советского Союза.
  • Эмили Hoenikker красивая жена Феликса Hoenikker, в который умерла во время родов Ньют Hoenikker. По словам доктора Asa Breed, осложнения при рождении Ньют были результатом тазовой травмы она выдержана в автомобильной аварии некоторое время, прежде. Порода был любителем Эмили, прежде чем она вышла замуж за Феликса.
  • Франклин "Франк" Hoenikker сын Феликса Hoenikker, и генерал - майор Сан - Лоренцо. Он является братом Ньют и Анджела Hoenikker. Он является совершенно технически мыслящий человек, который не в состоянии принимать решения для предоставления технических консультаций, за исключением. Его главное хобби строит модели.
  • Анжела Hoenikker Conners дочь Феликса Hoenikker и кларнетист. Она является сестрой Фрэнка и Ньюта Hoenikker, и состоит в браке с Харрисон К. Conners. В отличие от своего брата сверхмалой, Анжела необычно высока для женщины. Она используется, чтобы заботиться о ее отца после смерти ее матери и действует как фигуру матери к Тритон. Она и ее братья у всех есть образцы льда девять, что они нашли вместе с телом отца, мертвым в своем кресле. Она умирает, когда она дует на кларнете загрязненного льда девять.
  • Боконон соучредителем Сан - Лоренцо (вместе с графом МакКейб) и создал религию боконизм, которого он просил МакКейб вне закона. Он родился, как Лионель Boyd Джонсон.
  • Граф Маккейб стал одним из основателей Сан - Лоренцо и является морской дезертир , который управлял Сан - Лоренцо в течение многих лет.
  • "Папа" Monzano является больной диктатор Сан - Лоренцо. Он назначает Фрэнка Hoenikker в качестве своего преемника, а затем покончил с собой с куском льда девять. Он является приемный отец Моны Monzano.
  • Мона Aamons Monzano является приемная дочь "Папа" Monzano, интегрировать различные расы в суровости своего правления. Она считается «единственная красивая женщина на Сан-Лоренцо". Она соглашается выйти замуж за Джона, но совершает самоубийство со льдом девять.
  • Джулиан замок является мультимиллионером бывший владелец замка Шугар сотрудничества, которого Джон едет в Сан - Лоренцо , чтобы взять интервью. Он отказался от своих деловых начинаний, чтобы создать и управлять гуманитарной больницы в джунглях Сан-Лоренцо.
  • H. Lowe Кросби является производителем велосипедов Джон встречает на самолете в Сан - Лоренцо. Его главная цель состоит в том, чтобы переместить свой завод в Сан-Лоренцо, так что он может запустить его с дешевой рабочей силой.
  • Желто Кросби жена Х. Лоу Кросби, который просит всех Hoosiers она встречает по всему земному шару , чтобы называть ее "мама" .
  • Филипп Замок является сыном замка Джулиана, и оператор отеля Casa Mona на острове на Сан - Лоренцо. Он также пишет историю Сан-Лоренцо, что рассказчик читает на своем полете на остров. Боконон учил как ему и Мону, когда они были молоды. Посредством индекса чтения книги замка, Клэр Минтон выясняет, что он гомосексуалист.
  • Хорлик Минтон является новый американский посол в Сан - Лоренцо, которого Джон встречает на самолете. Он был занесен в черный список в качестве сочувствующей коммунистам в эпоху маккартизма.
  • Клэр Минтон является женой нового американского посла в Сан - Лоренцо, и является индексом писателем.

Это содержание из Википедии . GradeSaver предоставляет этот контент в качестве любезности, пока мы не можем предложить профессионально письменное учебное пособие по одному из наших редакторов сотрудников. Мы не считаем это содержание профессиональной или citable. Пожалуйста, используйте свое усмотрение, если полагаться на него.

azimicarpets.ru

Колыбель для кошки — WiKi

Рассказчик — писатель, задумавший книгу об атомной бомбе. До работы над созданием льда-девять (которая считается незаконченной) Феликс Хониккер принимал участие в создании атомного оружия. Рассказчик написал троим детям Хониккера, попросив их прислать свои воспоминания об отце. Первым откликнулся младший сын Хониккера Ньют, который называет Феликса «отцом атомной бомбы». Хониккеру было совершенно всё равно, какую угрозу для человечества могут представлять его исследования. Он занимался только тем, что ему интересно.

Старший сын Феликса Хониккера Фрэнк считался пропавшим без вести, но неожиданно он обнаруживается в крохотной стране Сан-Лоренцо на одном из бесплодных островов Карибского моря. Он занимает там пост министра и собирается жениться на первой красавице страны Моне Эймонс Монзано. Писатель вместе с Ньютом и Анджелой, братом и сестрой Фрэнка, отправляется в Сан-Лоренцо.

Люди в республике Сан-Лоренцо живут в чудовищной нищете. Остров никому не нужен, так как там почти ничего не растёт и нет никаких ресурсов — он успел побывать колонией нескольких держав, но колонисты без всяких конфликтов передавали его другим и в конце концов не возражали, когда островок объявил себя независимым государством. Несколько десятилетий назад после кораблекрушения на остров были выброшены искатель приключений Лайонел Бойд Джонсон (на местном диалекте его называют Боконон) и дезертир из морской пехоты Эрл Маккэйб. Они взяли в свои руки управление островом и попытались облегчить жизнь аборигенам. Поняв, что улучшить материальное положение жителей Сан-Лоренцо они не в состоянии, Маккэйб и Джонсон попытались хотя бы сделать жизнь островитян более интересной и осмысленной. Они основали новую религию — боконизм (по имени Боконона), объявили эту религию запретной и сочинили легенду о святом Бокононе, скрывающемся в джунглях от злого тирана Маккэйба. Они придумали угрозу мучительной казни на крюке за исповедование боконизма. Несмотря на распространение слухов об этом, на самом деле никого не казнили. Боконон питался подношениями верующих, его книги распространялись с помощью переписывания. Периодически Маккэйб организовывал облаву на Боконона, и каждый раз Боконон чудом избегал смерти. Жизнь на острове превратилась в произведение искусства. Каждый играл свою роль в спектакле, и, хотя жизнь была такой же тяжелой, островитяне уже меньше думали об этом. Все до единого жители острова стали боконистами.

Со временем и Маккэйб, и Боконон слишком вжились в свои роли. Маккэйб познал муки тирана, Боконон — мучения святого. Оба они лишились рассудка, и людей стали по-настоящему казнить на крюке.

Капрал Маккэйб умер, Боконон продолжал скрываться в джунглях и дополнять свои писания. Следующий правитель острова «Папа» Монзано понял, что перестать преследовать боконизм — значит снова отобрать у людей смысл жизни. Для них не было ничего существенного, кроме религии и единственной красавицы острова, приёмной дочери Монзано Моны, объявленной символом любви и красоты. И тогда «Папа» был вынужден тоже объявить Боконона вне закона. К моменту появления рассказчика на острове «Папа» болен раком в последней стадии и готовится к смерти.

Становится понятно, почему Фрэнк Хониккер, прибыв на остров, легко получил высокий пост министра. У него был термос с кусочком льда-девять, которым он поделился с «Папой» Монзано. «Папа» понял, какая огромная сила оказалась в его распоряжении. Никто, кроме детей Феликса Хониккера, не знал, что тому всё-таки удалось синтезировать лёд-девять. Лёд-девять — это новая форма воды, одна молекула может вызвать каскадную реакцию кристаллизации воды вне зависимости от температуры и других показаний.

Феликс Хониккер умер у себя на даче в сочельник. Дети, вернувшись домой, нашли его труп уже холодным, хотя и не сразу это заметили. В разных кастрюльках на кухне был лёд-девять, в одну из кастрюль попала кухонная тряпка. Собака, которую дети привели с улицы, лизнула эту тряпку и мгновенно окоченела. Тогда дети поняли, что отец имел в виду, когда намекал им, что создал совершенно новое вещество из кислорода и водорода. Они растопили осколки льда-девять и в результате смогли предотвратить конец света. Последний кусок льда-девять Анджела, Фрэнк и Ньют разделили между собой и хранили в термосах.

«Папа» Монзано не стал использовать лёд-девять как оружие. Он страдал от ужасных болей и в конце концов совершил самоубийство, лизнув кусочек льда-девять. Только дети Хониккера понимали, что произошло, и очистили помещение так же, как после смерти отца. Но труп «Папы» они решили кремировать позже, устроив подобающую погребальную церемонию.

В тот же день в Сан-Лоренцо вспоминали жертв Второй мировой войны. От Сан-Лоренцо на войну были призваны сто человек, и все они погибли ещё до прибытия для обучения в США. Корабль, на котором они плыли, был потоплен немецкой подлодкой при выходе из гавани Сан-Лоренцо. По случаю дня памяти Ста Мучеников за Демократию все шесть военных самолётов Сан-Лоренцо поднялись в небо. Произошла авария, один из самолётов упал и взорвался. Замок раскололся пополам. Труп Монзано попал в море, и тут вся вода Мирового океана стала превращаться в лёд-девять. Наступил конец всего живого на Земле.

Писатель вместе с Моной спасается, найдя бомбоубежище, оборудованное «Папой» для себя. Над землёй бушуют ураганы. Через несколько дней рассказчик и Мона выходят из своего убежища. Они видят тысячи лежащих рядом окоченелых трупов островитян, всех с пальцем у рта и записку Боконона, в которой он сообщает, что посоветовал всем этим людям покончить с собой, когда они призвали своего лжесвятого к ответу. Мона также совершает самоубийство, лизнув лёд-девять.

Рассказчик находит несколько уцелевших людей. Все они американцы, недавно прибывшие на остров. Их маленькая колония может существовать ещё долго, так как из льда-девять легко получить воду, а растения и трупы животных «законсервированы» этим же льдом. Но у них не будет детей: единственная женщина в колонии уже давно вышла из детородного возраста.

Через полгода они встречают лжесвятого Боконона, который решил, что пришло время дописать последнюю фразу в своих книгах:

Будь я помоложе, я написал бы историю человеческой глупости, взобрался бы на гору Маккэйб и лёг на спину, подложив под голову эту рукопись. И я взял бы с земли сине-белую отраву, превращающую людей в статуи. И я стал бы статуей, и лежал бы на спине, жутко скаля зубы и показывая длинный нос — Сами знаете Кому!

ru-wiki.org